Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Би. Убранство Цзянь. Течение

Иероглиф Би. УбранствоГексаграмма 22 Би. Убранство

22. Би. Убранство

Канонический текcт

Свершение. Малому благоприятно иметь, куда выступить.

  1. Украсишь эти пальцы ног. Оставь колесницу и иди пешком.
  2. Укрась эти бороду и усы.
  3. Разубранность! Разукрашенность! — Вечная стойкость — к счастью.
  4. Разубранность! Белизна! Белый конь — точно летит! — (Если бы) не разбойник, (то был бы) брак.
  5. Убранство в саду на холме. Связка парчи (для подарка) — низкого сорта. — Сожаление, (но) в конце концов — счастье.
  6. Белое убранство. — Хулы не будет.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Если искус предыдущей ступени пройден правильно, если уже завоевано сравнительно мирное положение может быть обращено и на следующий за таким завоеванием этап культурного развития. Отрицательные элементы, паллиативы познания здесь уже подавлены, и можно установить новые критерии, проявить блеск познаний, приобретенных вновь. Все это — путь развития. Однако это развитие ограничивается лишь незначительными, чисто внешними нововведениями и не вносит ничего нового по существу. Эти нововведения — лишь блестящее украшение, уже потерявшее свою прежнюю ценность. Даже само название свидетельствует об этом, если мы проведем пиктографический анализ термина «би». Если принять во внимание, что в данном иероглифе детерминатив «раковина», то не напрашивается ли мысль, что когда-то в Китае раковины служили разменной единицей и лишь впоследствии они были заменены деньгами? (Современное слово «деньги» пишется с детерминативом «металл».) Раковины, потеряв значение денег, сохранили все же значение «ценность», «украшение», что нетрудно усмотреть в комплексе иероглифов, имеющих «раковину» в качестве детерминатива и относящихся к предметам, связанным с понятиями ценностей и украшений. Хотя здесь и имеется в виду украшение, но это украшение лишь внешнее, и ему нельзя придавать большого значения, что засвидетельствовано отрицательной оценкой, данной Конфуцием этой гексаграмме, как сказано в энциклопедии «Люйши Чуньцю» (цитирую по Нагаи Кимпу «Сюэкисити», см. под данной гексаграммой). Таким образом, для крупных и значительных дел данная гексаграмма предпринимать лишь не важные дела, о чем говорится и в тексте: Убранство. Развитие. В малом благотворно иметь куда выступить.

1

Стремление украсить себя, с известной точки зрения, есть стремление скрыть свои недостатки и казаться не тем, чем человек является в действительности. Поэтому в данной ситуации лучше не украшать себя. На первой ступени тенденция к украшению еще не очень сильна, ибо процесс — лишь в начале, а так как начало гексаграммы внизу, то и в тексте дается образ украшения на пальцах ног. Но наряду с этим то, что надо украшениям противопоставить что-то реальное, чем должны служить ноги; поэтому и в тексте говорится: В начале сильная черта. Украсить эти пальцы на ногах. Оставь колесницу и иди (пешком).

2

Украшение не оказывает дурного действия, если оно не поглощает человека целиком, если он может относится к нему с полной отрешенностью. Вторая черта данной гексаграммы — слабая, или в терминологии «Книги Перемен» «пустая». Эта пустота символизирует здесь необходимую отрешенность, благодаря которой допустимы украшения. При этом человек не относит украшения к самому себе, а лишь к своему окружению. Если лицо есть наиболее индивидуализированное выражение личности, то баки, усы и борода лишь обрамляют лицо и символизируют не самого человека, а его ближайшее окружение. Принимая это во внимание, можно понять текст: Слабая черта на втором месте. Украсишь эти бороду и усы.

3

Кризис этого отрицательного процесса выражается в том, что здесь он действует не столь интенсивно, и даже наибольшая пышность убранства не является здесь опасной. Однако это лишь ослабление отрицательного влияния данной ситуации, но не его исчезновение. Поэтому здесь все же необходимо активное сохранение стойкого отношения к, может быть, и соблазнительной красоте наряда — для достижения счастливого исхода всего процесса. Вот почему в тексте мы читаем: Сильная черта на третьем месте. Разубранность. Разукрашенность. Вечная стойкость — к счастью.

4

Хотя данная позиция — это позиция самоотрешения, пустое стремление к украшению уже успевает возрасти настолько, что здесь оно оказывает на самоотрешение свое сильное влияние, лишая его даже сущности и превращая его лишь украшение. Эта позиция, правда, восприимчива к благотворным воздействиям остальных позиций данной гексаграммы, которые по отношению к ней символизируют (по мнению Вань И) просветленных учителей и добрых друзей, но здесь достижимо познание значения белого цвета («белый конь»), понимаемого как противопоставление чистой самоотрешенности пестроте украшений. Этот «брак» здесь невозможен из-за действия «разбойника» — указанного выше стремления к украшению, отнимающего действительность даже у самоотрешения. «Разбойник» этот появляется здесь, по мнению Вань И, из-за недоверия к себе, свойственного человеку в таком жизненном положении, какое описывается на данной позиции. Текст облекает это в следующие образы: Слабая черта на четвертом месте. Разубранность. Белизна. Белый конь точно крылат. Если бы не разбойник, был бы брак.

5

Сама по себе пятая позиция благоприятна, но здесь она представлена слабой чертой, имеющей перед собой препятствие (верхнюю сильную черту). Поэтому она символизирует такого человека, который в процесса отказа от внешнего блеска во имя существенного, несмотря на свое положение, не развил достаточных сил для привлечения к себе помощи от более развитого человека. Хотя он и может раздавать дары (парча) — но дары его скудны и убоги. Поэтому его ожидает сожаление. Однако уже само стремление хотя бы такими дарами призвать себе помощь не оказывается бесплодным и рано или поздно приводит к счастью, как об этом говорит и текст: Слабая черта на пятом месте. Украшение в саду на холме. Связки (подносимой) парчи — убожество. Сожаление. В конце концов — счастье.

6

Полное затмение мишуры украшений чем-либо по существу ценным невозможно в ситуации, описываемой в данной гексаграмме. Самой большое, что возможно здесь во время, когда заканчивается данная ситуация, — это подлинный отказ от пестроты украшений и допущение украшений белого цвета, символизирующих чистоту и непорочность. Текст лаконично выражает это так: Наверху сильная черта. Хулы не будет. Белое украшение.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем Пребывание, во внутреннем — ясность. Пожалуй, ясность в незыблемом можно назвать красотой.

Интерпретация Хейслип

Эта гексаграмма может быть благоприятна только для дел, имеющих отношение к театру. Это значит, что у вас есть склонность скрывать свое подлинное лицо, да и окружающие вас люди тоже ведут себя не вполне искренне. Довольно проблематичны сейчас ваши любовные дела, но зато возможны успехи в других сферах. Желания ваши исполнятся, но совсем не скоро. Надо стараться принимать жизнь такой, как она есть, и учиться у нее.




Иероглиф Цзянь. ТечениеГексаграмма 53 Цзянь. Течение

53. Цзянь. Течение

Канонический текcт

Женщина уходит (к мужу). Счастье. Благоприятна стойкость.

  1. Лебедь приближается к берегу. Малому ребенку (страшна) опасность. Будут толки. — Хулы не будет.
  2. Лебедь приближается к скале. В питье и в пище — уравновешенность. — Счастье.
  3. Лебедь приближается к суше. Муж уйдет в поход (и) не вернется. Жена забеременеет, (но) не выносит. Несчастье. — Благоприятно — справиться с разбойниками.
  4. Лебедь приближается к дереву. Может быть, (он и) достигнет своего сука. — Хулы не будет.
  5. Лебедь приближается к холму. Женщина три года не беременеет. В конце концов ничто ее не одолеет. — Счастье.
  6. Лебедь приближается к суше. Его перья могут быть применены в обрядах. — Счастье.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

В предыдущем силы были накоплены, восстановлены, переплавлены. Им был сообщен импульс. Они были испытаны в стойкости и теперь могут свободно двинуться вперед к деятельности. Поэтому данная ситуация называется течением. Надо также отметить, что главный образ, проходящий почти через все черты, — это образ лебедя. Это образ водяной птицы, которая гармонирует с названием гексаграммы — Течением. Но для того, чтобы понять данный афоризм, необходимо принять во внимание, что это течение не безразличное, а имеет определенную цель, такую цель, как цель девушки выйти замуж. Само собою, для того, чтобы не сбиться с правильного пути, здесь нужна полная стойкость. Поэтому основной афоризм говорит только: Течение. Женщина уходит к мужу. Счастье. Благоприятна стойкость.

1

Начиная с первого афоризма и далее, текст «Книги Перемен» говорит здесь о постепенном продвижении лебедя. Между прочим, образ лебедя Су Сюнь расшифровывает так: «Лебедь принадлежит к птицам Света, но живет в воде (относимой к категории Тьмы — Ю.Щ.). Когда он находится на воде, то он считает для себя успокоением добраться до суши. Когда же он находится на суше, то он считает для себя радостью добраться до воды». Двойственный характер данной ситуации, где необходим отрыв от исходной точки, выражен здесь в образе лебедя, который с водяной поверхности, удобный для него и к которой он приспособлен, выходит на берег в обстановку, менее свойственную ему. Тем не менее, этот путь возникает как необходимый. И «Книга Перемен» рассматривает лишь постепенные этапы его. На первой позиции лебедь только приближается к берегу. Выступление к деятельности может показаться и страшным, но не человеку, полному сил. Только ребенка могла бы напугать большая и длительная дорога. Поэтому если здесь опасность и вызывает некоторые толки, то в конечном счете, поскольку выход вовне здесь необходим, ситуация развернется благополучно. Поэтому в тексте здесь сказано: В начале слабая черта. Лебедь приближается к берегу. Малому ребенку страшно. Будут толки, но хулы не будет.

2

Дальнейшее постепенное развертывание сил, выраженное в образе лебедя, добравшегося до прибрежных утесов, должно быть, прежде всего, построено на гармоническом восприятии того, что помогает человеку и что исходит из окружающей среды. Пища и питье — это то, что все время проникает в человека извне. И в этой поддержке извне человек должен в наибольшей степени проявить свою уравновешенность. Вот почему текст говорит текст говорит здесь: Слабая черта на втором месте. Лебедь приближается к скале. В питье и пище — уравновешенность. Счастье.

3

На третьей позиции намечается выход из внутренней среды, т.е. из той, которая действующему, а в переводе на образы, данные в «Книге Перемен», — выход из воды, которая так радует лебедя. Таким образом, здесь лебедь достигает суши, он выходит на нее. Но к жизни на суше он не приспособлен так же, как на первых порах человек, приходящий к деятельности и исходящий из своего неизменного покоя, не приспособлен к деятельности. Поэтому здесь может, как угроза, предстать перед человеком неправильное развитие его пути. Если мужчина уходит в поход, то неправильный и неблагополучный исход его предприятия выражается в том, что он гибнет в походе и не возвращается. Древние китайские авторы «Книги Перемен» единственное назначение женщины видели в продолжение рода. Поэтому для женщины неблагоприятный исход ее выражается в образе возможности зачатия, но невозможности рождения. Такая ситуация может привести лишь к действию, но в нем во имя того, чтобы выбиться из данной ситуации, необходимо совладеть со всеми мешающими элементами ее, необходимо справиться с разбойником, который символизирует все отклонения от правильного пути, т.е. от дальнейшего развития. В этом смысле можно понять текст: Сильная черта на третьем месте. Лебедь приближается к суше. Муж уйдет в поход, но не вернется. Жена забеременеет, но не выносит. Несчастье.

4

Неприспособленность человека к действию, которая ограничивает его возможности здесь ввиду отсутствия опыта, в значительной мере приводит к тому, что если он и прошел предыдущую ситуацию благополучно, здесь окончательной благотворительности он еще не встречал. Дальнейшее разрешение событий может быть для него как может быть для него как удачно, так и неудачно. Виной всему, конечно, его неприспособленность. Лебедь не приспособлен к тому, чтобы гнездиться на дереве, однако, может быть, он найдет достаточно крепкий сук, на котором он мог бы усесться. Так и действующий человек может найти достаточно крепкую опору для своей дальнейшей деятельности. В последнем случае ситуация может развернуться благополучно. Но это необязательно. Поэтому «Книга Перемен» говорит лишь гипотетически: Слабая черта на четвертом месте. Лебедь приближается к дереву. Может быть, он и достигнет своего сука. Хулы не будет.

5

Пятая позиция, расположенная высоко в гексаграмме, выражена здесь в образе холма, на который еще дальше проникает лебедь. Но эта позиция уже настолько удалена от второй и отделена от нее опасной третьей позицией, что плодотворность ее ставится под сомнение. Тот, кто неплодотворен и не создает ничего, может развиться ради себя самого себя и уже в себе самом и для себя может быть сильным. Эта сила, однако, приводит лишь к удовлетворению самого себя, но отнюдь не следует забывать о непродуктивности ее. Поэтому текст говорит здесь: Сильная черта на пятом месте. Лебедь приближается к холму. Женщина три года не беременеет. В конце концов никто ее не одолеет. Счастье.

6

Шестая позиция стоит в соответствии с третьей, поэтому здесь опять появляется образ суши, на которую движется лебедь. Но цель уже достигнута, уже возможен по достижении цели выход к дальнейшей ситуации. И достижение цели выражается в ценности данной ситуации. С точки зрения авторов «Книги Перемен», обряд представляет собою действие, в котором с особенной силой выступают на первый план достоинство и ценность. Поэтому, если здесь говорится, что перья лебедя могут быть применены при обрядах, постольку здесь указывается на конечную плодотворность данной ситуации. На предыдущих ступенях «Книга Перемен» предупреждала о замкнутости и неплодотворности, ибо такая замкнутость в себе была бы рецидивом, уже пройденной предыдущей ситуацией и в этом смысле являлась бы злом. Самое важное, таким образом, здесь дать возможность воспользоваться кому-нибудь другому теми результатами, которые получены самим человеком, проходящим данную ситуацию. Перья лебедя, если бы они остались на нем самом, были бы лишены всякого смысла, кроме того, который в них заключен для самого лебедя. Они же, применимые в обряде, являются символом благоприятно достигнутой цели. Так, в тексте мы здесь читаем: Наверху сильная черта. Лебедь приближается к суше. Его перья могут быть применены в обрядах. Счастье.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Утончение и проникновенность, во внутреннем — Пребывание и незыблемость. Внутренняя незыблемость сочетается с внешним проникновением. Внутренне не меняясь, человек все больше проникает во внешние проявления Абсолюта. Он как бы плывет по течению, которое отдаляет его от привычного и предсказуемого. На бытовом уровне это отдаление кажется горем: муж не вернется, женщина не беременеет, малому ребенку грозит опасность. Однако для совершенномудрого — это счастье.

Интерпретация Хейслип

Двигаясь вперед, тщательно продумывайте каждый свой шаг, и тогда удача не изменит вам и в дальнейшем. Если, не поддаваясь на уговоры, вы не станете опережать события, счастье и успех будут вашими спутниками. У черепахи не меньше шансов прийти к финишу первой, чем у зайца. Вы в начале долгого пути. Финансовые дела поправятся, а терпение и рассудительность вознаградятся в конце концов исполнением желаний.