Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Шэн. Подъем Гуань. Созерцание

Иероглиф Шэн. ПодъемГексаграмма 46 Шэн. Подъем

46. Шэн. Подъем

Канонический текcт

Изначальное свершение. Благоприятно свидание с великим человеком. Не скорби. Поход на юг — к счастью.

  1. Как подобает, поднимайся. — Великое счастье.
  2. Будь правдив, тогда благоприятно принести (даже малую) жертву. Хулы не будет.
  3. Поднимешься в пустой город.
  4. Царю надо проникнуть к горе Ци. — Счастье, хулы не будет.
  5. Стойкость — к счастью. Подъем на ступени.
  6. Скрывающийся из виду подъем. — (Будет) благоприятен (он) от непрерывной стойкости.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

На предыдущей ступени было достигнуто воссоединение всех сил. Здесь сказывается результат этого воссоединения. Сам образ гексаграммы указывает на рост, являющейся результатом воссоединения всех сил, ибо здесь внизу гексаграммы мы имеем триграмму сунь, которая символизирует дерево, вверху мы имеем триграмму кунь, которая символизирует землю. Так указывается образ дерева, которое, собрав весной все свои силы, пробивается сквозь толщу земли и растет. Уже в этом движении дерева дано указание возможности развития и указано направление этого развития, т.е. вверх. Кроме того, благодаря такому движению вверх здесь достигается возможность проявления, но тем самым и возможность увидеть более развитого и высокостоящего человека. Поэтому беспокоиться здесь о возможности быть покинутым не приходится. И текст, предупреждая об отсутствии всякой опасности, упоминает еще только о том, что поход на юг — к счастью. Юг рассматривается как место, где солнце достигает своего максимального проявления, а поэтому место проявления вообще. Так, в тексте мы читаем: Подъем. Изначальное свершение. Благоприятно свидание с великим человеком. Не скорби! Поход на юг — к счастью.

1

В самом начале процесса подъема, который является, конечно, важным моментом, необходимо только одно — строго отдавать себе отчет в том, каковы будут условия подъема и как можно его осуществлять. Поэтому текст здесь, отмечая лишь безусловно положительный ход процесса, говорит: В начале слабая черта. Как подобает, подымайся. Великое счастье.

2

Умение подыматься правильно — это самое главное свойство, которое является иной формой внутренней правдивости, отмечаемой на второй позиции. При подъеме совершенно не существенно, сколько жертв человеком будет вложено в этот подъем. Существенно только правильное его проведение и движение неуклонно вверх. Текст говорит здесь: Сильная черта на втором месте. Будь правдивым, и тогда это будет благоприятствовать приношению незначительной жертвы. Хулы не будет.

3

Уже сам образ верхней триграммы, предстоящей перед третьей позицией, может быть ключом к расшифровке образа, данного в афоризме этой третьей черты. Все три линии верхней триграммы прерваны посредине. Это символизирует пустоту. С другой стороны, эта триграмма обозначает город, ибо город является одним из слагаемых земли, т.е. триграммы кунь. Поэтому здесь говорится о пустом городе. Но образ пустого города понимается и в переносном смысле, косвенно указывая на тщетность подъема, если ограничиться подъемом только на этой ступени. Это ясно, если принять во внимание третью позицию как позицию кризиса. Вот почему в тексте мы находим только: Сильная черта на третьем месте. Поднимаешься в пустой город.

4

На этой позиции верхняя триграмма, по существу обозначающая землю, рассматривается при помощи другого образа — образа горы Ци. Само название «гора Ци», несмотря на критические замечания Наито, нас смущать не может, ибо мы относим составление «Книги Перемен» не к традиционной дате, а к более поздней, когда уже образ знаменитой горы Ци мог попасть в текст. Здесь образ подъема выражается также при помощи горы, но этот подъем вполне благополучен; о нем текст «Книги Перемен» говорит дважды как о приносящем счастливый исход. Может показаться странным появление на четвертой позиции образа царя, ибо скорее можно было бы ожидать этот образ на пятой позиции. Однако здесь, как указывает Вань И, имеется в виду деятельность царя, поскольку она проявлена в его приближенном. Действует, собственно говоря, не приближенный, но для окружающих вся деятельность сосредоточена в нем. В таком смысле можно понять текст: Слабая черта на четвертом месте. Царю надо проникнуть к горе Ци. Счастье. Хулы не будет.

5

На пятой позиции достигается максимальная точка подъема. Здесь необходимо, как внутреннее качество, только стойкое сохранение своей позиции, и уже это одно может привести к благоприятному исходу. Но ограничиваться им значило бы не выполнять всего того морального долга, который стоит перед человеком, занимающим эту позицию, ибо деятельность, направленная на свое собственное благо, говорит о тех людях, которые стоят, может быть, на более низких ступенях, но и для них также ситуация подъема вполне действенна. Поэтому надо понимать, что подъем идет по ступеням, и, несмотря на все различие этих ступеней, тот человек, который в силу жизненных условий оказывается на пятой позиции ситуации подъема, должен оказывать максимальную помощь всем тем, которые, может быть, и, не замечая его, движутся вверх. В этом смысле расшифровывается в комментаторской литературе текст: Слабая черта на пятом месте. Подъем по ступеням. Стойкость — к счастью.

6

Воссоединение всех сил рассматривается настолько полным, что даже на шестой позиции данной ситуации не престает сказываться подъем. Правда, характерная черта шестой позиции сказывается только в том, что внешняя проявленность качества данной ситуации в целом здесь стоит на заднем плане. Кроме того, высота шестой позиции, представляющая собой максимальную высоту всякой гексаграммы, проявляется в образе подъема, уходящего из виду, но все-таки это подъем. И в силу указанной выше совокупности мощи, приобретенной на предыдущей позиции, здесь текст говорит даже о непрерывно стойком сохранении этого подъема. Так, в тексте мы читаем: Наверху слабая черта. Скрывающийся из виду подъем. Он будет благоприятен от непрерывной стойкости.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Исполнение и самоотдача, во внутреннем — Утончение и проникновение. При абсолютно закономерном и предсказуемом внешнем проникнуть в проявления абсолюта во внутреннем — есть подъем к новым высотам.

Интерпретация Хейслип

То, к чему вы так стремились и чему отдали так много сил и энергии, скоро наконец исполнится, даст положительный результат. Осталось совсем немного, соберитесь с силами и поработайте еще немного, так же настойчиво и добросовестно, как и раньше. Сейчас вам лучше всего действовать решительно и смело, нежели прятаться и пассивно ждать. Положитесь на интуицию и здравый смысл, и желание ваше тогда наверняка исполнится. Те мысли и идеи, которые сейчас приходят к вам в голову, скорее всего принесут вам успех и в ваших финансовых делах.




Иероглиф Гуань. СозерцаниеГексаграмма 20 Гуань. Созерцание

20. Гуань. Созерцание

Канонический текcт

Умыв руки, не приноси жертв; владея правдой, будь нелицеприятен и строг.

  1. Юношеское созерцание. — Ничтожному человеку — хулы не будет; благородному человеку — сожаление.
  2. Созерцание сквозь (щель). — Благоприятна стойкость женщины.
  3. Созерцай продвижение и отступление нашей жизни.
  4. Созерцай блеск страны. — Благоприятно тому, чтобы быть принятым как гость у царя.
  5. Созерцай нашу жизнь. — Благородному человеку хулы не будет.
  6. Созерцай их (других людей) жизнь. — Благородному человеку хулы не будет.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Созерцание, которое подразумевается здесь, рассматривается в комментаторской литературе с двух сторон. Во-первых, со стороны созерцаемого и, во-вторых, со стороны созерцающего. Когда благодаря высочайшим положительным качествам уже достигнуто единение, охарактеризованное в предыдущей ситуации, то человек, не может оставаться незамеченным другими людьми. Так же и философская концепция, которая благодаря процессу приближения, описываемому в предыдущей гексаграмме, сделана доступной для людей, она также становится объектом их умозрения. В таком смысле и данный человек, и данная концепция выступают как объекты созерцания. С другой стороны, когда наше познание в его новом акте приближено к объекту познания и вполне покоится на правильно подготовленном основании мышления и воли, когда оно освобождено от сомнений, то для него наступает момент созерцания. Если это даже только момент, все-таки он тоже имеет свои специфические черты. Это момент, противоположный деятельности во внешнем. Все для нее уже подготовлено, но человек на мгновение (а в некоторых случаях на известный промежуток времени) отстраняется от деятельности вовне и концентрирует свои силы на самом познавательном созерцании, которое является тоже деятельностью, но деятельностью познания. Последнее, конечно, подготовлено предшествующей деятельностью. Кроме того, этот момент со стороны его содержания характеризуется полной правдивостью внутри и ее внешним проявлением — строгостью и искренностью. В тексте эти характеристики выражены следующим образом: Созерцание. Умой руки, но не приступай к жертвоприношению. Владей правдой, будь нелицеприятен и строг.

1

Если на языке «Книги Перемен» «ничтожные люди» и противопоставляются «благородному человеку» с этической точки зрения, то их низкий моральный уровень здесь рассматривается как функция их познавательной недоразвитости. Поэтому их нельзя обвинять в познавательной близорукости, ибо в отношении познания они юны, а от юноши невозможно требовать дальновидности. Но дело обстоит иначе, если недальновидностью созерцания обладает «благородный человек». Для него она есть результат недомыслия, т.е. проступка перед своей собственной познавательной жизнью. Наличие недальновидности может привести благородного человека только к сожалению. Здесь, на первой позиции, лишь начало процесса созерцания, это созерцание юноши, о котором в тексте сказано: В начале слабая черта. Юношеское созерцание. Ничтожному человеку не будет хулы. Благородному человеку — сожаление.

2

Недальновидность созерцания — это его замкнутость в узкой сфере своего эгоистического бытия. Но созерцание должно расширяться и расти. Поэтому созерцание должно пробиться сквозь эту ограниченность. Сначала лишь в некоторых отношениях оно может выйти за эти пределы. Они точно стена, окружающая человека, и на этой ступени он получает лишь незначительную возможность выглянуть вовне, точно посмотреть сквозь щель забора. Если на этой ступени еще возможно стойко оставаться женщине, которая, как полагали в древнем Китае, предрасположена к тому, чтобы пребывать внутри, далеко от внешней деятельности, то эта ступень никак не может удовлетворить человека, стремящегося к прогрессирующему развитию созерцания. Поэтому в тексте мы находим: Слабая черта на втором месте. Созерцание сквозь щель. Благоприятна стойкость женщины.

3

Когда наступает выход из внутреннего во внешнее, то внутреннее тоже становится внешним и доступным для объективного рассмотрения. Здесь собственная жизнь предстает человеку, как обширная панорама, и в ней человек созерцает отливы и приливы, выступления к активности вовне и отступления вовнутрь для собственного усовершенствования. Эту широкую созерцательную мысль текст облекает в лаконическую формулу: Слабая черта на третьем месте. Созерцай наступление и отступления собственной жизни.

4

Созерцание должно расшириться еще более. Уже и рамки целой жизни для него должны стать более тесными, ибо хотя это и целая жизнь, но все лишь индивидуальная жизнь одного человека. Здесь созерцание должно выйти и за пределы. Объектом созерцания здесь должны стать «блеск всей страны», лучшие стороны жизни общества, то, что в нем выработано как ценности, перерастающие ограниченность эпохи. Такой человек, который способен на это расширенное созерцание, был достоин, по древнекитайским представлениям, быть приятым как гость у царя. Текст об этом говорит следующим образом: Слабая черта на четвертом месте. Созерцай блеск страны. Благоприятно тому, чтобы быть принятым как гость у царя.

5

При правильном развитии после созерцания, объектом которого становится жизнь общества в целом, человек должен своей жизнью совершенно слиться с созерцаемой жизнью общества. На нее он должен смотреть, как на собственную жизнь, и ее недостатки принимать на свою ответственность. Поэтому текст опять говорит: Сильная черта на пятом месте. Созерцай собственную жизнь. Благородному человеку не будет хулы.

6

На высшей ступени созерцания достигается полная внутренняя свобода. Человек уже ни с чем и ни с кем не связан в своих восприятиях и суждениях. Пройдя весь опыт, очерченный в предыдущем, он свободно может наблюдать и понимать переживания и действия других людей. Но, достигнув освобождения такого рода, он был бы лишен содержания, стал бы внутренне пустым, если бы он воспользовался возможностью отделиться от жизни людей. Поэтому и ему, не связанному в силу необходимости с людьми, следует свободно по собственному решению связаться с ними, созерцая их жизнь и служа объектом их созерцания. Хотя это и кажется некоторым снижением уровня собственного развития, однако это только кажется на первый взгляд. Поэтому и текст говорит: Наверху сильная черта. Созерцай их жизнь. Благородному человеку не будет хулы.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Утончение и проникновение, во внутреннем — Исполнение и самоотдача. Если созерцаем с полной самоотдачей, то проникаем в проявления Абсолюта и наш мир становится более утонченным.

Интерпретация Хейслип

Вам надо быть готовым к возможным и неожиданным неприятностям. Постарайтесь спокойно и рассудительно обдумать и проанализировать положение дел. Возможно, что вам необходимо будет сменить место жительства и работу. Старайтесь ничего важного не упустить, вам нужно быть сейчас особенно внимательным. Помощь вы можете получить оттуда, откуда меньше всего ждете, для этого нужно только тщательно продумывать все свои действия. Желания ваши исполнятся, может быть, не так быстро, как вам хотелось бы. Вам необходимо хорошо обдумывать возможности осуществления ваших планов. Ну, а если дела ваши пойдут успешно, то не забывайте помогать другим.