Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Кунь. Истощение Цзя-жэнь. Домашние

Иероглиф Кунь. ИстощениеГексаграмма 47 Кунь. Истощение

47. Кунь. Истощение

Канонический текcт

Свершение. Стойкость. Великому человеку — счастье. Хулы не будет. Будут речи, (но они) не верны.

  1. Свидание затруднено на пне. Войдешь в сумрачную долину. Три года не (будешь ничего) видеть.
  2. Затруднения с вином и с пищей. Внезапно придет (человек в) алом переднике. — Благоприятствует необходимости приносить жертвы. Поход — к несчастью. Хулы не будет.
  3. Преткнешься о камень и (будешь) держаться на терниях и шипах. Войдешь в свой терем и не увидишь своей жены. — Несчастье.
  4. Приход медлителен. Затруднишься из-за металлической повозки. — Сожаление. (Но дело) доведешь до конца.
  5. (Казня), отрежут нос и ноги. Будет трудность от (человека в) красном переднике. Но вот понемногу наступит радость. — Благоприятствует необходимости (возносить) жертвы и моления.
  6. (Будет) затруднение в запутанных зарослях; в неустойчивости воскликнешь: «Движение — к раскаянию». И будет раскаяние. — Но поход — к счастью.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Сколько бы ни было проявлено сил в предыдущей ситуации, но все-таки это какое-то ограниченное количество, ибо эти силы не бесконечны, рано или поздно в подъеме они будут исчерпаны. Вот почему подъем с полной необходимостью приводит к истощению. Но в этом истощении необходимо не столько констатировать самый факт истощения сил, сколько необходимо указать возможный выход из данной ситуации, ибо, как и всякая другая, она не может быть вечной. Уже это одно указывает на возможность развития, которое на техническом языке «Книги Перемен» называется свершением. Конечно, для преодоления данной ситуации человек должен быть достаточно развитым, как называет «Книга Перемен», великим человеком; только для него возможен благоприятный исход. Пусть его деятельность в данном состоянии и вызовет толки, ибо не всем в его окружении будет понятна его деятельность, — этим толкам все же придавать значения не следует, ибо здесь человек должен полагаться только на самого себя. Поэтому текст здесь говорит: Истощение. Свершение. Стойкость. Великому человеку — счастье. Будут речи, но они неверны. Хулы не будет.

1

В данной ситуации все окружение предрасполагает к тому, чтобы стойкости, указанной в общем, афоризме, были поставлены препятствия. На первой позиции это начинает уже давать себя чувствовать. Чтобы указать, что эта позиция не способствует стойкой деятельности, исходящей от самого человека, здесь говорится о том, как неудобно сидеть на пне. Более того, здесь указывается и путь, проходящий через сумрачную долину, и, кроме того, указывается на одиночество, на которое обречен в данной ситуации человек. Если здесь текст говорит о трех годах такого одиночества, то образно он указывает на три первые позиции, которые заняты триграммой — бездна или опасность. По-видимому, на этом основании здесь появляется образ сумрачной долины, понимаемой как бездна. В этом смысле можно понять текст: В начале слабая черта. Сидение затруднено на пне. Войдешь в сумрачную долину. Три года не будешь ничего видеть.

2

Уравновешенность, характерная для второй позиции, представляется здесь в известной стойкости пребывания на ней. Кроме того, ее связь с пятой позицией обнаруживается в образе дара, идущего от пятой позиции, т.е. по существу от человека, занимающего пятую позицию, дара, приносимого посланцем его. В таком положении, когда человек может в своей уравновешенности не сходить со своего места, в положении, когда ему ниспослано от вышестоящего, ему, конечно, не следует предпринимать никаких крупных дел и выждать время, пока не изменится вся ситуация. Здесь он может лишь служить чему-то, что он считает выше самого себя. Эта служба мыслится авторами «Книги Перемен» как некое культовое действие — жертвоприношение. Поэтому текст данного афоризма звучит так: Сильная черта на втором месте. Затруднение с вином и пищей. Внезапно придет человек в алых наколенниках. Благоприятно необходимости приносить жертвы. Поход — к несчастью. Хулы не будет.

3

На третьей позиции сказывается влияние предстоящей четвертой, которая занята сильной чертой. Эта сильная черта, как своего рода крепость, выражена в образе камня, загораживающего путь. Поэтому движение дальнейшего развития на этой позиции затруднено. Если бы человек на этой позиции повернул вспять, то он натолкнулся бы на стойкие, непреклонные силы первой позиции, которая, конечно, не способствует такому возвращению. Таким образом, человек здесь поставлен в крайне затруднительные обстоятельства, он не может двигаться ни вперед, ни назад. Кроме того, отсутствует соответствие с шестой позицией. Это выражено в образе одиночества человека, который, вернувшись домой, не находит своей жены. В тексте здесь мы читаем: Слабая черта на третьем месте. Преткнешься о камень. Будешь держаться на терниях и шипах. Войдешь в свой терем, но не увидишь своей жены. Несчастье.

4

Стойкость, которая была отмечена как характерная черта первой позиции данной гексаграммы, приводит к тому, что если человек, занимающий первую позицию, и движется на помощь к тому, кто занимает четвертую позицию, то все же его приход, несущий с собой помощь, медлителен. Далее третья черта, которая охарактеризована достаточно мрачно, может служить той металлической повозкой, о которой говорит текст и которая вызывает затруднение. Однако тяготение четвертой черты к пятой, т.е. стремление вперед, здесь настолько сильно, что, несмотря на сожаление об упущенном времени, все же дело может быть доведено до своего завершения. Вот почему в тексте мы читаем: Сильная черта на четвертом месте. Приход медлителен-медлителен. Затруднишься из-за металлической повозки. Сожаление. Но дело доведешь до конца.

5

Движение вперед на пятой позиции в данном случае затруднено истощением сил, которое характеризует шестую. Двигаться вперед здесь нельзя. Человек, который захотел бы двигаться вперед, здесь подвергся бы казни, у него отрезали бы нос как ту часть тела, которая впереди. Стоять на месте здесь тоже нельзя, ибо конечный фундамент — первая позиция — была бы охарактеризована как позиция, неудобная для пребывания на ней. Если бы человек все же хотел остановиться на этом фундаменте, то это было бы то же самое, как если бы он подвергся казни отсечения ног. Рассчитывать на помощь второй позиции здесь тоже не приходиться, потому что она такова, что ей самой должна быть оказана помощь. Мы видели, что человеку, занимающему вторую позицию, отправлен на помощь посланник в красных наколенниках. Таким образом, положение выглядит безвыходным. Единственное, на что можно рассчитывать — это на то, что пятая позиция уже близка к окончанию всего процесса, и, таким образом, может постепенно наступить радость от его окончания. Эта радость указана уже в самой верхней триграмме, которая обозначает именно радость. Но здесь можно только рассчитывать на помощь извне, как полагали комментаторы «Книги Перемен», и потому здесь говорится о необходимости жертвоприношений. В общем текст здесь говорит: Сильная черта на пятом месте. Казня, отрежут нос и ноги. Будет трудность от человека в красных наколенниках. Но вот понемногу наступит радость. Благоприятствует необходимость возносить жертвы и моления.

6

Шестая позиция здесь занята слабой чертой. Она выражена в образе зарослей. Если заросли могут быть восприняты как нечто слабое, мягкое, то все же, когда их набирается достаточное количество, они могут быть сильным препятствием к движению вперед, и могут привести человека в самое затруднительное положение. Увидя, что не сила, а слабость мешает ему двигаться вперед, человек может попасть в полное недоумение. Он может решить, что всякое движение приведет его к дурному исходу положения. Однако такое мнение было бы лишь заблуждением, ибо здесь, наконец, нужно найти в себе силы для того, чтобы окончательно освободиться от данной ситуации истощения. Поэтому в тексте здесь сказано: Наверху слабая черта. Будет затруднение в запутанных зарослях. В неустойчивости воскликнешь: «Движение к раскаянию». И будет раскаяние. Но поход — к счастью.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Разрешение и радостность, во внутреннем — Погружение и опасность. Внешняя ситуация разрешилась определенностью, но во внутреннем осталось ощущение опасности а проявления абсолюта оказались погруженными в Инь — это истощение.

Интерпретация Хейслип

Сейчас для вас настало время, когда не стоит приниматься за что-либо. Эта гексаграмма — одна из четырех наихудших. Нужно выждать некоторое время, привести в порядок свои мысли. Очень возможно, что руку помощи вам протянет человек, которого вы хорошо знаете и который занимает достаточно высокое положение; не отвергайте его советов. Ведь сейчас вам очень слабо верится в свои собственные силы. Но обстоятельства изменятся к лучшему, и этот период невезения закончится.




Иероглиф Цзя-жэнь. ДомашниеГексаграмма 37 Цзя-жэнь. Домашние

37. Цзя-жэнь. Домашние

Канонический текcт

Благоприятна женщине стойкость.

  1. Замкнись и заведи (свой) дом. — Раскаяние исчезнет.
  2. (Ей) не за кем следовать, (а дело ее) в том, чтобы сосредоточить на продовольствии. — Стойкость — к счастью.
  3. (Когда среди) домашних суровые оклики, (будет) раскаяние в опасной строгости, (но будет) и счастье. (Когда же) жена и дети болтают и хохочут, в конце концов (будет) сожаление.
  4. Обогащение дома. — Великое счастье.
  5. Царь приближается к обладателю семьи. Не принимай (этого) близко к сердцу. — Счастье.
  6. В обладании правдой — сила.— В конце концов — счастье.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Отход от широкого проявления вовне, которое было охарактеризовано в предыдущей гексаграмме, приводит к ситуации, в которой человек ограничивается деятельностью в пределах только своей семьи. Он занят целиком только своими домашними. Поэтому здесь рассматривается среда домашних. Однако не следует забывать, что устройство дома, которое базируется на усовершенствовании домоправителя в древнем Китае, как это, например, отражено в «Великом Учении» («Дасюэ»), является основой для приведения в порядок всего мира. В семье значительную роль играет женщина, так, по крайней мере, полагали комментаторы «Книги Перемен». Здесь говорится о том, какой должна быть женщина в семье. Афоризмы отдельных черт еще больше развивают его. Здесь же сказано только: Домашние. Благоприятна женщине стойкость.

1

На первой позиции человек целиком погружен в это замыкание в пределах своей собственной семьи. Это и должно быть здесь. Ему не придется ни в чем раскаиваться, если он, оставшись в этой узкой среде, займется ее устройством. Поэтому текст говорит здесь только следующее: В начале сильная черта. Замкнись и заведи свой дом. Раскаяние исчезнет.

2

Деятельность женщины, жены и хозяйки, замкнута интересами семьи, причем главным образом интересами питания. Этот образ замкнутости в пределах семьи характеризуется в данной позиции. Никуда не требуется выступать, да и не за кем идти. Нужна только та стойкость, о которой было сказано в общем, введении. Поэтому текст здесь говорит простыми словами следующее: Слабая черта на втором месте. Ей (жене) не за кем следовать. А дело ее в том, чтобы сосредоточиться на продовольствии. Стойкость к счастью.

3

Человек, находящийся в данной ситуации, если и должен действовать, то только в пределах своей семьи. Однако в этих пределах ему необходимо принять на себя ответственность за свой дом, реально управлять им. Для того чтобы управлять своей семьей, он должен быть не жестким, но суровым. Хотя его суровость может быть воспринята как нечто ужасное, однако она приводит к тому, что дом подчинен ему и он, приняв на себя ответственность за успешную жизнь своей семьи, ведет ее по вполне осознанному пути. Наоборот, распустить своих домашних, предоставить им возможность своевольных поступков — это, значит, повести дело так, что впоследствии придется о многом пожалеть. Поэтому в данном случае текст говорит: Сильная черта на третьем месте. Когда среди домашних суровые окрики, то будет раскаяние в строгости, но будет и счастье. Когда же жена и дети болтают и хохочут, то в конце концов будет сожаление.

4

В результате той деятельности, которая планомерно руководится главой семьи, и если эта деятельность проходит правильно, в доме наступает достаток. Правильность такой деятельности подчеркивается близостью данной позиции к пятой крайней черте. Поэтому текст здесь говорит только: Слабая черта на четвертом месте. Богатый дом. Великое счастье.

5

Человек должен настолько уйти в дела своей семьи, что ожидание каких бы то ни было благ со стороны выше поставленных людей для него является чем-то неестественным и несвойственным. Однако если человек не учитывает правильно свое положение, то ему может импонировать милость, оказанная свыше. Это привело бы к известной заинтересованности в общественной жизни за пределами его дома, т.е. дисгармонировало бы с данной ситуацией. Поэтому текст здесь предупреждает: Сильная черта на пятом месте. Царь приближается к обладателю семьи. Не принимай это близко к сердцу. Счастье.

6

Здесь опять выступает тема суровости, намеченная уже в третьей черте, которая стоит в соответствии с шестой. Но прежде всего нужно подчеркнуть, что имеется в виду суровость, а не жестокость. Жестокость лишена правдивости, тогда как суровость может быть вполне правдивой. Поэтому текст советует: Наверху сильная черта. В обладании правдой — суровость. В конце концов — счастье.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем Утончение и проникновенность, во внутреннем — Сцепление и ясность. Ясность характеризует отношение к домашним. Создание семьи может быть предопределено, но семейная жизнь богата случайностями — это утончение и проникновенность.

Интерпретация Хейслип

Удача и успех ждут вас именно там, куда стремится ваша душа. Ваши надежды сбудутся, но не без посторонней помощи. Не совершайте ошибку, не покидайте сейчас свой край, иначе очень скоро вам станет ясно, что этого нельзя было делать. Ищите успокоение и мир в своей семейной жизни, в домашних делах, в общении с друзьями.