Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Дин. Жертвенник Ши-хо. Стиснутые зубы

Иероглиф Дин. ЖертвенникГексаграмма 50 Дин. Жертвенник

50. Дин. Жертвенник

Канонический текcт

Изначальное счастье. Свершение.

  1. Жертвенник опрокинут вверх ногами. Благоприятствует изгнанию упадка. Наложницу берут ради ее потомства. — Хулы не будет.
  2. Жертвенник наполнен. У моих противников нужда. (Но до) меня (им) не достигнуть. — Счастье.
  3. Ушки жертвенника изменены. В этом действии (будут) препятствия. Жиром фазана не напитаешься. Как только (будет) дождь, (так он и) иссякнет. — Раскаяние. (Но) в конце концов — счастье.
  4. У жертвенника подломилась нога. Опрокинуты жертвы князей, и снаружи он выпачкан. — Несчастье.
  5. У жертвенника желтые ушки и золотая дужка. — Благоприятна стойкость.
  6. У жертвенника яшмовая дужка.— Великое счастье. Ничего неблагоприятного.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Образу динамичной смены противопоставляется здесь нечто статичное. Треножный жертвенник — вот образ данной ситуации. Его треноги гарантируют устойчивость; так после динамического момента наступает статический. Но здесь дело обстоит несколько сложнее, и образ данной гексаграммы надо рассмотреть и с других сторон, чтобы сделать понятным текст. Если в предыдущей гексаграмме мы упоминали в комментариях к четвертой позиции переплавку, то здесь этот жертвенник появляется как орудие переплавки, как тот тигель, в котором плавится металл. Образно это выражено в том, что внизу мы имеем триграмму сунь, которая символизирует дерево, понимаемое здесь как топливо, а наверху мы имеем триграмму ли, которая обозначает огонь, возникающий из этого топлива. Здесь показано действие огня на подогреваемый им тигель, и внутри тигля в расплавленном металле проявляется действие огня как жар. В этой переплавке намечаются дальнейшие и новые пути развития всех ситуаций. Но здесь пока берется лишь устойчивый момент самой переплавки. В этом смысле жертвенник понимается как устойчивость. Данный образ выражается в контекстах афоризмов при отдельных чертах. Общий же афоризм здесь крайне краток, он говорит только о начале нового периода и о возможности дальнейшего развития и свершения. Кроме того, необходимо сказать, что текст здесь, по-видимому, подвергся значительной порче, ибо в разных изданиях «Книги Перемен» мы здесь находим разные тексты. Филологически критический выбор текста сделан в критическом переводе. Здесь же, поскольку данные комментарии строятся главным образом на работе Вань И, постольку мы придерживаемся его издания. Так, в его издании мы читаем: Жертвенник. Изначальное счастье. Свершение.

1

Основная особенность первой позиции в данном случае в том, что она, с одной стороны, приходит на смену предыдущей ситуации, которая должна быть целиком отметена, с другой же стороны, — в том, чтобы стремиться к высшим позициям, т.е. к дальнейшему развитию ситуации. Поэтому здесь говорится о том, что жертвенник опрокинут вверх ногами. Естественно, что при этом остатки прежних жертв из него выпадают. Так же должно выпасть все, что является остатком от предыдущих ошибок. Но при этом остаткам предыдущего можно судить и о качестве данной ситуации. Так, здесь повторяется мысль, которая неоднократно встречается в древних китайских текстах (например, «Дао дэ цзин»), что «по сыну узнают мать». Поскольку здесь предполагается дальнейшее развитие, которое возможно именно благодаря очищению от остатков предыдущих ошибок, поскольку здесь говорится о благоприятном исходе данной позиции. Эти образы в тексте выражены так: В начале слабая черта. Жертвенник опрокинут вверх ногами. Благоприятствует изгнанию упадка. Наложницу берут ради ее потомства. Хулы не будет.

2

На предыдущей ступени уже были приобретены известные силы. Они являются содержанием данной ситуации. Поэтому на второй ступени ситуации, которая называется Жертвенник, говорится о содержимом жертвенника, здесь он должен быть полным. Если человек занимает данную позицию в этой ситуации, то эта полнота касается именно его. Наоборот, у людей, которые враждебно противостоят ему, т.е. у людей, качественно отличных от него, этой позиции быть не может. В силу антитезы о них может быть сказано как о людях, переживающих нужду. Но эта нужда в силу разграничения данного человека и его противника не может коснуться его самого, ибо здесь, на второй позиции, он еще целиком пребывает в себе со своими силами. Поэтому в тексте здесь мы читаем: Сильная черта на втором месте. В жертвеннике есть полнота. У моих противников нужда, но до меня она не достигнет. Счастье.

3

Образ жертвенника все время упоминается в афоризмах отдельных черт. Третья черта — самая середина жертвенника, представляет собой то место, где у него начинаются ушки. Но поскольку третья черта является переломным моментом, постольку здесь говорится об изменении формы этих ушек. С другой же стороны, образ жертвенника есть только образ, образ переплавки тех сил и качеств, которые остались от прошлого и которые лишь в переделанном виде могут быть использованы в дальнейшем. На третьей позиции эта переплавка еще, конечно, не доведена до своего конца, здесь еще почти нет сил, которые должны быть приобретены. Поэтому «Книга Перемен» здесь говорит о жире фазана. Как известно, мясо фазана имеет мало жира. Поэтому жир фазана — это, собственно говоря, еще почти отсутствие жира. Но все же здесь намечается известное развитие и хотя бы частичный переход к разрежению атмосферы, сгущенной в предыдущем, и поэтому здесь делается упоминание о конечном благополучии, которое может быть достигнуто в том случае, если данная позиция пройдена правильно. В этом смысле приходится понимать текст: Сильная черта на третьем месте. Ушки жертвенника изменены. В действии будут препятствия. Жиром фазана не насытишься. Как только пройдет дождь, так он и иссякнет. Раскаяние. Но в конце концов — счастье.

4

При выходе вовне в данной ситуации должна быть была бы быть помощь со стороны того, что уже существует в самом начале ее, ибо ситуация эта статична, в ней нет постоянного накопления сил. Соответствие четвертой и первой позиций здесь давало бы возможность ожидать эту помощь от первой позиции, но она была охарактеризована образом жертвенника, опрокинутого вверх ногами. Поэтому с точки зрения четвертой позиции здесь ноги жертвенника подломлены, т.е., если мы расшифруем этот образ, исходная точка деятельности человека, занимающего эту позицию, лишена всякой устойчивости. Надежность такой позиции «Книги Перемен» выражает путем развития образа жертвенника, у которого подломлена нога. Поэтому в тексте здесь мы читаем: Сильная черта на четвертом месте. У жертвенника подломилась нога. Опрокинуты жертвы князей, и снаружи жертвенник выпачкан. Несчастье.

5

Устойчивость, характерная для данной гексаграммы, достигает своего выражения вовне на пятой позиции. Поскольку четвертая охарактеризована как позиция отрицательная, постольку исправление ее может исходить не от нее самой, а от предвосхищения дальнейшего развития, т.е. того, что выражено на шестой позиции. Сильная черта, характеризующая шестую позицию, здесь воспринимается как дужка, которая соединяет ушки жертвенника. Она здесь названа золотой дужкой, и этот образ, образ твердого металла, и выражает собою сильную черту, т.е. в конечном счете, те накопленные силы, которые выразятся на следующей позиции. Эти ушки жертвенника здесь названы желтыми, но, как мы неоднократно видели, только потому, что это средняя черта и ей присущ цвет середины. На данной позиции необходимо только правдивое и верное соблюдение полной стойкости тех качеств, которые являются результатом переплавки, упоминаемой в данной ситуации. Поэтому текст говорит здесь: Слабая черта на пятом месте. У жертвенника желтые ушки и золотая дужка. Благоприятна стойкость.

6

В контексте данной гексаграммы верхняя черта не ощущается как переразвитие, потому что подлинное выявление всех сил, приобретенных на пятой позиции, там еще не дано. Пятая позиция здесь лишь подводит к шестой, а не является самостоятельной. Если с точки зрения пятой позиции сильная верхняя черта была выражена в образе золотой дужки, то в контексте самой шестой позиции, где важно подчеркнуть отсутствие чрезмерности на ней, говорится уже не о золотой дужке, а яшмовой дужке, ибо яшма в арсенале китайской образности является символом гармонической полноты развития всех высших качеств. Поэтому текст здесь говорит следующее: Наверху сильная черта. У жертвенника яшмовая дужка. Великое счастье. Ничего неблагоприятного.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Сцепление и ясность, во внутреннем — Утончение и проникновенность. Проникновенность во внешнюю гармонию — обращение к богам, отсюда и образ жертвенника.

Интерпретация Хейслип

Эта гексаграмма указывает на то, что в настоящее время есть все предпосылки для того, чтобы вам решительно взять на себя роль лидера, чтобы добиться положительных результатов. Найдутся люди, которые будут завидовать вашим успехам; не обращайте внимания на этих людей. Не берите на себя больше, чем можете дать, и не обещайте больше, чем в состоянии выполнить. Сильное влияние на вас и на ваши отношения с окружающими оказывает цифра «три». Дело, за которое вы принялись, вместе с двумя единомышленниками, приведет вас к успеху. Ваше желание исполнится, хотя и не совсем так, как вы изначально задумывали. Обратите внимание на то, что вы слишком много тратите на развлечения и на хобби.




Иероглиф Ши-хо. Стиснутые зубыГексаграмма 21 Ши-хо. Стиснутые зубы

21. Ши-хо. Стиснутые зубы

Канонический текcт

Свершение. Благоприятствует (тому, чтобы) применять тюрьмы.

  1. (Когда) надевают колодки, гибнут пальцы на ногах. — Хулы не будет.
  2. Вырви брюшину; уничтожь нос. — Хулы не будет.
  3. Вырвешь окостеневшее мясо, (но) встретишь яд. — Небольшое сожаление. Хулы не будет.
  4. Вырвешь мясо, присохшее к кости. Получишь металлическую стрелу. — Благоприятна стойкость в затруднениях. Счастье.
  5. Вырвешь засохшее мясо. Получишь желтое золото. — Будешь стойким в опасности — хулы не будет.
  6. Возложишь колодку (на шею) и уничтожишь уши. — Несчастье.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Казалось бы, предыдущая ситуация такова, что все силы, участвующие в ней, стоят в таком гармоническом взаимоотношении, что невозможно ничему нарушать это «созерцание». Однако, как полное совершенство едва ли достижимо, так даже эта ситуация подвержена закону изменчивости. Она меняется в том отношении, что начинают приобретать значение оппозиционные элементы. Для того чтобы выправить их разрушительную деятельность, необходимы совершенно активные мероприятия. Как совершенно чуждые, эти элементы, вклиниваясь в органическое целое данной ситуации, могут быть восприняты двояко: или как нечто чуждое данной ситуации и поэтому с точки зрения ее — пустое, не существующее, но нечто своей пустотой нарушающее и мешающее соединению элементов, исконно присущих данной ситуации. Как бы то ни было, чуждое мешает единству и должно быть уничтожено. Образ «стиснутых зубов» выражает, во-первых, восстановление нарушенного единства и, во-вторых, разрушение того, что попадает между зубами. Только такое активное очищение от чуждого приводит развитие к продвижению вперед. И если здесь еще нельзя говорить об окончательном уничтожении чуждого, то все же ситуации благоприятствует ограничение свободы вредно действующих элементов. В переносном смысле это приложимо и к процессу познания, к тому именно моменту, когда к нему примешиваются ненужные и чуждые понятия, коренящиеся в прошлом опыте и недомыслии, в тот момент, когда от непосредственного созерцания нужно перейти к самому познавательному акту. Эти мешающие понятия должны быть подавлены. И в тексте сказано: Стиснутые зубы. Развитие. Благоприятно применение тюрем.

1

При подавлении отрицательных и чуждых элементов следует стараться приметить их уже в самом начале, когда их воздействие еще незначительно. Это одинаково и для практики и для познания. В познании эти чуждые элементы, — прежде усвоенные понятия, не имеющие отношения к познаваемому вновь и лишь отвлекающие от него, не могут быть корректированы из еще не завершенного нового акта познания, но могут быть устранены благодаря разуму, выработанному, как они, в прошлом. Все чуждое должно быть сразу же устранено, прежде чем оно приобретет силу, достаточную для активного сопротивления. Эта позиция — лишь начало всего процесса, здесь чуждые элементы еще не окрепли. Кроме того, как это символически выражено световой линией, правильно занимающей подобающую позицию (нечетную), человек в таком положении обладает достаточными силами и возможностями для того, чтобы вовремя удержаться от отрицательного поступка, «надеть на ноги колодки и придавить пальцы на ногах», чтобы не пойти по неверному пути. Именно в этом образе данную мысль выражает текст: В начале сильная черта. Надень колодки и придави пальцы на ногах. Хулы не будет.

2

Хотя чуждое еще и не окончательно окрепло, но оно уже может оказывать сопротивление. Пусть оно еще слабо и выражено в образе мягкого мяса, но сквозь него необходимо уже прогрызаться, — «вцепиться зубами в мягкое мясо». Однако, хотя это и нетрудно, т.е. нетрудно подавить зло, лишь начинающее действовать, оно все же оказывает неожиданное сопротивление: если вцепиться зубами в большой кусок мягкого мяса, то оно придавит нос, и дышать (жить) будет трудно. Однако и здесь дело еще поправимо, ибо выступает уже в гармонически действующее новое познание, а проступок еще недостаточно оплотнел. Символически это выражено тем, что вторая, четная, позиция занята слабой, податливой чертой, в тексте это выражено так: Слабая черта на втором месте. Вцепишься зубами в мягкое мясо. Оно придавит твой нос. Хулы не будет.

3

Если на предыдущей ступени податливость и слабость еще и допустима, то здесь, на напряженной позиции кризиса она, символизирована слабой чертой, неправильно занимающей нечетную, световую позицию, уже недостаточна для преодоления зла. Если на первой позиции положение могло быть спасено прежде накопленным разумом, то здесь он выступает уже как нечто устаревшее, как яд. Изменившееся положение выражено в соответственно измененных образах. Однако эта позиция — лишь позиция кризиса, но еще не гибели, и в тексте указано на небезвыходность положения следующим образом: Слабая черта на третьем месте. Вцепившись зубами в окосневшее мясо, Встретишь яд. Небольшое сожаление. Хулы не будет.

4

Воздействие чуждого становится все сильнее, оно смешивает грани между добром и злом. Нужны большая внутренняя стойкость и сила (ее наличие символизировано сильной чертой), для того чтобы привести положение к счастливому исходу. Здесь не столь трудно напасть на зло, сколь трудно остаться незатронутым им. Не так трудно охотнику, выстрелив в добычу, ранить ее до кости, как трудно тогда извлечь оттуда стрелу. Не трудно прокусить мясо, наросшее на кости, но не будет ли с зубами того же, что было со стрелой охотника, ранившего добычу до кости? Чтобы этого не случилось, нужна уже указанная стойкость. Поэтому в тексте сказано: Сильная черта на четвертом месте. Вцепишься зубами в мясо при кости, (чтобы) добыть металлическую стрелу. Благоприятна стойкость в затруднениях. Счастье.

5

Отрицательные воздействия здесь окрепли уже настолько, что в контексте других образов они выражены в образе засохшего мяса: то, что должно быть податливо мягким, — мясо, — стало иссохшим и жестким. Но надо учесть, что пятая позиция, благоприятнейшая в гексаграмме для внешнего проявления всего процесса, символизирует самый благоприятный момент всей ситуации. Поэтому достижения здесь возможны, и они выражены в образе «желтого золота». О символике желтого цвета уже было сказано во второй гексаграмме, поэтому здесь ее объяснять излишне. Надо еще только упомянуть, что в этих условиях активного преодоления зла весьма затруднительного стойкое сохранение достигнутого. Однако здесь может хватить сил и на преодоление этих трудностей, о чем свидетельствует и наш текст: Слабая черта на пятом месте. Вцепившись зубами в засохшее мясо, Добудешь желтое золото. Стойкость — ужасна. Хулы не будет.

6

Эта позиция — максимальное развитие зла, отсталости. Оно охватывает всего человека доверху. Точно колодка надета сверху на шею и прижимает уши так, что человек уже не услышит никаких увещеваний. Единственный выход из положения — это пресечь зло на более ранней ступени. Если же ситуация доведена до данной позиции, то в ней человек уже не будет склонен к исправлению. И текст говорит со строгой категоричностью: Наверху сильная черта. Наложат колодку (на шею). И придавит она уши. Несчастье.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Сцепление и ясность, во внутреннем — Возбуждение и подвижность. Во внешнем процесс начинается и заканчивается неопределенно, тогда как во внутреннем он только начинается спонтанно, протекает же и заканчивается по предопределенной схеме, не учитывая появление неопределенности во внешнем. Человек действует «невпопад», что в сочетании с его подвижностью и возбуждением приводит к затруднениям, несчастью и сожаленью.

Интерпретация Хейслип

Вас что-то мучает, вы чувствуете себя несчастным. Попытайтесь взяться за какое-нибудь новое дело, и дела ваши пойдут лучше, и постепенно добросовестная работа приведет вас к большому успеху. Вы склонны считать себя жертвой несправедливости. Но если постоянно вы будете думать о том, как такое могло случиться — это делу не поможет. Все мы совершаем массу ошибок; очевидно, в чем-то ошиблись и вы. Но постарайтесь не падать духом и извлечь нужный урок из того, что произошло. Не нужно отчаиваться, тем более, что как раз сейчас обстоятельства благоприятствуют исполнению вашего желания. Соберитесь; оставайтесь спокойны и рассудительны.