Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Дин. Жертвенник Дунь. Бегство

Иероглиф Дин. ЖертвенникГексаграмма 50 Дин. Жертвенник

50. Дин. Жертвенник

Канонический текcт

Изначальное счастье. Свершение.

  1. Жертвенник опрокинут вверх ногами. Благоприятствует изгнанию упадка. Наложницу берут ради ее потомства. — Хулы не будет.
  2. Жертвенник наполнен. У моих противников нужда. (Но до) меня (им) не достигнуть. — Счастье.
  3. Ушки жертвенника изменены. В этом действии (будут) препятствия. Жиром фазана не напитаешься. Как только (будет) дождь, (так он и) иссякнет. — Раскаяние. (Но) в конце концов — счастье.
  4. У жертвенника подломилась нога. Опрокинуты жертвы князей, и снаружи он выпачкан. — Несчастье.
  5. У жертвенника желтые ушки и золотая дужка. — Благоприятна стойкость.
  6. У жертвенника яшмовая дужка.— Великое счастье. Ничего неблагоприятного.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Образу динамичной смены противопоставляется здесь нечто статичное. Треножный жертвенник — вот образ данной ситуации. Его треноги гарантируют устойчивость; так после динамического момента наступает статический. Но здесь дело обстоит несколько сложнее, и образ данной гексаграммы надо рассмотреть и с других сторон, чтобы сделать понятным текст. Если в предыдущей гексаграмме мы упоминали в комментариях к четвертой позиции переплавку, то здесь этот жертвенник появляется как орудие переплавки, как тот тигель, в котором плавится металл. Образно это выражено в том, что внизу мы имеем триграмму сунь, которая символизирует дерево, понимаемое здесь как топливо, а наверху мы имеем триграмму ли, которая обозначает огонь, возникающий из этого топлива. Здесь показано действие огня на подогреваемый им тигель, и внутри тигля в расплавленном металле проявляется действие огня как жар. В этой переплавке намечаются дальнейшие и новые пути развития всех ситуаций. Но здесь пока берется лишь устойчивый момент самой переплавки. В этом смысле жертвенник понимается как устойчивость. Данный образ выражается в контекстах афоризмов при отдельных чертах. Общий же афоризм здесь крайне краток, он говорит только о начале нового периода и о возможности дальнейшего развития и свершения. Кроме того, необходимо сказать, что текст здесь, по-видимому, подвергся значительной порче, ибо в разных изданиях «Книги Перемен» мы здесь находим разные тексты. Филологически критический выбор текста сделан в критическом переводе. Здесь же, поскольку данные комментарии строятся главным образом на работе Вань И, постольку мы придерживаемся его издания. Так, в его издании мы читаем: Жертвенник. Изначальное счастье. Свершение.

1

Основная особенность первой позиции в данном случае в том, что она, с одной стороны, приходит на смену предыдущей ситуации, которая должна быть целиком отметена, с другой же стороны, — в том, чтобы стремиться к высшим позициям, т.е. к дальнейшему развитию ситуации. Поэтому здесь говорится о том, что жертвенник опрокинут вверх ногами. Естественно, что при этом остатки прежних жертв из него выпадают. Так же должно выпасть все, что является остатком от предыдущих ошибок. Но при этом остаткам предыдущего можно судить и о качестве данной ситуации. Так, здесь повторяется мысль, которая неоднократно встречается в древних китайских текстах (например, «Дао дэ цзин»), что «по сыну узнают мать». Поскольку здесь предполагается дальнейшее развитие, которое возможно именно благодаря очищению от остатков предыдущих ошибок, поскольку здесь говорится о благоприятном исходе данной позиции. Эти образы в тексте выражены так: В начале слабая черта. Жертвенник опрокинут вверх ногами. Благоприятствует изгнанию упадка. Наложницу берут ради ее потомства. Хулы не будет.

2

На предыдущей ступени уже были приобретены известные силы. Они являются содержанием данной ситуации. Поэтому на второй ступени ситуации, которая называется Жертвенник, говорится о содержимом жертвенника, здесь он должен быть полным. Если человек занимает данную позицию в этой ситуации, то эта полнота касается именно его. Наоборот, у людей, которые враждебно противостоят ему, т.е. у людей, качественно отличных от него, этой позиции быть не может. В силу антитезы о них может быть сказано как о людях, переживающих нужду. Но эта нужда в силу разграничения данного человека и его противника не может коснуться его самого, ибо здесь, на второй позиции, он еще целиком пребывает в себе со своими силами. Поэтому в тексте здесь мы читаем: Сильная черта на втором месте. В жертвеннике есть полнота. У моих противников нужда, но до меня она не достигнет. Счастье.

3

Образ жертвенника все время упоминается в афоризмах отдельных черт. Третья черта — самая середина жертвенника, представляет собой то место, где у него начинаются ушки. Но поскольку третья черта является переломным моментом, постольку здесь говорится об изменении формы этих ушек. С другой же стороны, образ жертвенника есть только образ, образ переплавки тех сил и качеств, которые остались от прошлого и которые лишь в переделанном виде могут быть использованы в дальнейшем. На третьей позиции эта переплавка еще, конечно, не доведена до своего конца, здесь еще почти нет сил, которые должны быть приобретены. Поэтому «Книга Перемен» здесь говорит о жире фазана. Как известно, мясо фазана имеет мало жира. Поэтому жир фазана — это, собственно говоря, еще почти отсутствие жира. Но все же здесь намечается известное развитие и хотя бы частичный переход к разрежению атмосферы, сгущенной в предыдущем, и поэтому здесь делается упоминание о конечном благополучии, которое может быть достигнуто в том случае, если данная позиция пройдена правильно. В этом смысле приходится понимать текст: Сильная черта на третьем месте. Ушки жертвенника изменены. В действии будут препятствия. Жиром фазана не насытишься. Как только пройдет дождь, так он и иссякнет. Раскаяние. Но в конце концов — счастье.

4

При выходе вовне в данной ситуации должна быть была бы быть помощь со стороны того, что уже существует в самом начале ее, ибо ситуация эта статична, в ней нет постоянного накопления сил. Соответствие четвертой и первой позиций здесь давало бы возможность ожидать эту помощь от первой позиции, но она была охарактеризована образом жертвенника, опрокинутого вверх ногами. Поэтому с точки зрения четвертой позиции здесь ноги жертвенника подломлены, т.е., если мы расшифруем этот образ, исходная точка деятельности человека, занимающего эту позицию, лишена всякой устойчивости. Надежность такой позиции «Книги Перемен» выражает путем развития образа жертвенника, у которого подломлена нога. Поэтому в тексте здесь мы читаем: Сильная черта на четвертом месте. У жертвенника подломилась нога. Опрокинуты жертвы князей, и снаружи жертвенник выпачкан. Несчастье.

5

Устойчивость, характерная для данной гексаграммы, достигает своего выражения вовне на пятой позиции. Поскольку четвертая охарактеризована как позиция отрицательная, постольку исправление ее может исходить не от нее самой, а от предвосхищения дальнейшего развития, т.е. того, что выражено на шестой позиции. Сильная черта, характеризующая шестую позицию, здесь воспринимается как дужка, которая соединяет ушки жертвенника. Она здесь названа золотой дужкой, и этот образ, образ твердого металла, и выражает собою сильную черту, т.е. в конечном счете, те накопленные силы, которые выразятся на следующей позиции. Эти ушки жертвенника здесь названы желтыми, но, как мы неоднократно видели, только потому, что это средняя черта и ей присущ цвет середины. На данной позиции необходимо только правдивое и верное соблюдение полной стойкости тех качеств, которые являются результатом переплавки, упоминаемой в данной ситуации. Поэтому текст говорит здесь: Слабая черта на пятом месте. У жертвенника желтые ушки и золотая дужка. Благоприятна стойкость.

6

В контексте данной гексаграммы верхняя черта не ощущается как переразвитие, потому что подлинное выявление всех сил, приобретенных на пятой позиции, там еще не дано. Пятая позиция здесь лишь подводит к шестой, а не является самостоятельной. Если с точки зрения пятой позиции сильная верхняя черта была выражена в образе золотой дужки, то в контексте самой шестой позиции, где важно подчеркнуть отсутствие чрезмерности на ней, говорится уже не о золотой дужке, а яшмовой дужке, ибо яшма в арсенале китайской образности является символом гармонической полноты развития всех высших качеств. Поэтому текст здесь говорит следующее: Наверху сильная черта. У жертвенника яшмовая дужка. Великое счастье. Ничего неблагоприятного.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Сцепление и ясность, во внутреннем — Утончение и проникновенность. Проникновенность во внешнюю гармонию — обращение к богам, отсюда и образ жертвенника.

Интерпретация Хейслип

Эта гексаграмма указывает на то, что в настоящее время есть все предпосылки для того, чтобы вам решительно взять на себя роль лидера, чтобы добиться положительных результатов. Найдутся люди, которые будут завидовать вашим успехам; не обращайте внимания на этих людей. Не берите на себя больше, чем можете дать, и не обещайте больше, чем в состоянии выполнить. Сильное влияние на вас и на ваши отношения с окружающими оказывает цифра «три». Дело, за которое вы принялись, вместе с двумя единомышленниками, приведет вас к успеху. Ваше желание исполнится, хотя и не совсем так, как вы изначально задумывали. Обратите внимание на то, что вы слишком много тратите на развлечения и на хобби.




Иероглиф Дунь. БегствоГексаграмма 33 Дунь. Бегство

33. Дунь. Бегство

Канонический текcт

Свершение. Малому — благоприятна стойкость.

  1. При бегстве — хвост в опасности. — Не надо, чтобы предстояло куда-нибудь выступить.
  2. (Чтоб) удержать его (бегущего), нужна кожа желтого быка. — (Тогда) никто не сможет его освободить.
  3. Связанному беглецу будет болезнь и опасность, держащему слуг и служанок — счастье.
  4. Хорошее бегство. — Благородному человеку — счастье. Ничтожному человеку — нет.
  5. Счастливое бегство. — Стойкость — к счастью.
  6. Летящее бегство. — Ничего неблагоприятного.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Если постоянство намечалось как свойство человека, который, исходя из синтеза всех своих предыдущих достижений, переходит к деятельности, то думать, что эта деятельность может наступить сразу после достижения синтеза, не приходится, ибо мир и деятельность человека гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Существует известный момент, который разделяет готовность к действию и само действие. Этот момент, поскольку он существует, должен быть основан, и ему «Книга Перемен» посвящает особую гексаграмму. Если человек и способен к действию и обладает всеми необходимыми для этого действия силами, то все же, но должен поступать обдуманно. Для того, чтобы поступать обдуманно, необходимо на некоторое время задержаться, т.е. «бежать» от возможной деятельности. Поэтому данная гексаграмма говорит о бегстве, об известном сознательном отходе от деятельности на время. Здесь происходит нечто подобное тому, когда мы предварительно отступаем на несколько шагов назад перед тем, как прыгнуть с разбега. Если абстрагировано рассматривать момент этой задержки, то естественно, что в нем, в его пределах, никакая деятельность крупного размаха невозможна. Поэтому лишь малому, лишь тому, кто действует в малом, здесь может быть предсказана благоприятность исхода его ситуации. Вот почему текст здесь говорит: Бегство. Свершение. Малому — благоприятна стойкость.

1

Как в шестой черте намечается переход к следующей гексаграмме, т.е. к следующей ситуации в жизни, так первая черта является своего рода реминисценцией — воспоминанием предыдущей ситуации. Это воспоминание символически выражено в образе хвоста. Предыдущая ситуация было охарактеризована отчасти и деятельностью. Здесь, если в момент необходимости воздержаться от действия воспоминания о предыдущей ситуации, по инерции будет продолжаться какая-то деятельность («хвост»), то благоприятного исхода не может быть. Здесь важнее всего стойко пребывать на том месте, на котором данная ситуация застает человека в жизни. Лишь постепенно может развиться дальше ситуация, перейдя в следующую, и лишь постепенно человек может получить возможность действовать. В этом смысле приходится понимать: В начале слабая черта. Не надо, чтобы предстояло кому-нибудь выступать.

2

При рассмотрении пятой черты второй гексаграммы уже указывалась символика желтого цвета, цвета середины. Здесь, на второй позиции, позиции центральной для нижней триграммы, совершенно естественно появляется желтый цвет. Далее эта вторая позиция занята слабой чертой, которая символизирует податливость, мягкость, а эти качества по символике животных в «Книге Перемен» выражены коровой. Поэтому для того, чтобы удержать бегущего на месте, т.е. помочь человеку воздержаться от деятельности, здесь нужно качество пребывания в середине, т.е. недействия. Поэтому и текст говорит: Слабая черта на втором месте. Чтобы удержать бегущего, нужна кожа желтой коровы. Тогда никто на сможет выпустить его.

3

Кризис, характерный для третьей позиции, здесь понимается несколько своеобразно. В общем для данной ситуации необходимо пребывание на месте, бегство от деятельности. Но в переводе на язык ситуации кризиса это бегство может быть рассмотрено как известная обуза, как-то именно, что вызывает само бегство, т.е. данное качество переходит в свою противоположность. Само собою, в этом состоянии невозможно предпринять какую-либо широкую общественную деятельность. Поэтому здесь может привести к благоприятному исходу только ограничение себя, действия в пределах своей вотчины, своего дома. Таким образом, связанный своим бегством беглец невольно попадает в опасное положение, и ему лучше не выходить никуда за пределы своих, может быть, и ограниченных владений. Это выражено в тексте следующим образом: Сильная черта на третьем месте. Связанному беглецу будет болезнь, опасность. Держащему слуг и служанок — счастье.

4

Четвертая позиция стоит в соответствии с первой. Основные качества, необходимые для данной ситуации, развиваются при правильном соблюдении того совета, который дается в первой. Поэтому на четвертой позиции, где есть поддержка от того человека, который символизирован первой чертой, можно ожидать благоприятного исхода. Но для этого надо уметь самому остановиться и остановиться как раз тогда, когда налицо вся полнота творческих сил, а то, что здесь эта полнота творческих сил есть, символизировано верхней триграммой, которая начинается четвертой чертой, триграммой творчества. На такое самоограничение способен лишь человек большой внутренней культуры и большой воли. Вот почему текст говорит здесь: Сильная черта на четвертом месте. Хорошее богатство. Благородному человеку — счастье. Ничтожному человеку — несчастье.

5

В пятой черте символизируется обыкновенно максимальное проявление данной ситуации вовне, но именно здесь внешняя деятельность вся сводится к отходу от проявления вовне, к тому, чтобы не проявлять все свои лучшие силы вовне. Поэтому здесь можно говорить о том бегстве, которое вполне удовлетворено, о том бегстве, которое может быть с этой точки зрения призвано счастливым. В нем, само собой, необходима полная стойкость. Поэтому в тексте говорится: Сильная черта на пятом месте. Счастливое бегство. Стойкость — к счастью.

6

Последняя позиция, представляя собой некий отрыв от всей ситуации, может быть символизирована неким полетом. Поскольку в ней намечаются определенные качества данной позиции, постольку ее можно рассматривать как бегство от самого бегства, т.е. переход к деятельности. Здесь он вполне уместен. Поэтому краткий текст говорит: Наверху сильная черта. Летящее бегство. Ничего неблагоприятного.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Творчество и крепость, во внутреннем — Незыблемость и пребывание. Сохранить неизменное внутреннее состояние пребывания и неизменности при непредсказуемо развивающемся внешнем, можно только бегством от внешнего.

Интерпретация Хейслип

Постарайтесь немного сдерживать себя; поверьте, что вы только выиграете от этого. В данный момент настойчивость и упорство никакой пользы не принесет. Эта гексаграмма очень благоприятна для интересного отдыха и развлечений; воспользуйтесь этим временем для того, чтобы обдумать свои планы на будущее. Однако не спешите их осуществлять, пока не закончится нынешний период неопределенности. Лучше используйте его для медитации, спокойного созерцания и размышления.