Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Сун. Суд И. Питание

Иероглиф Сун. СудГексаграмма 6 Сун. Суд

6. Сун. Суд

Канонический текcт

Обладателю правды — препятствие. С трепетом блюди середину — к счастью. Крайность — к несчастью. Благоприятно свидание с великим человеком. Не благоприятен брод через великую реку.

  1. Не навеки будет то, в чем усердствуешь. — Будут незначительные разговоры, а в конце концов — счастье.
  2. Не одолеешь в тяжбе. — Поверни — и беги. Триста дворов — население твоего города — не (накличет) беды.
  3. Кормись от обретенного встарь. — Будешь стойким в опасности — в конце концов будет счастье. Пожалуй, следи за царем в (его) делах без того, чтобы совершать (самому).
  4. Не одолеешь в тяжбе. (Если) опять подчинишься приказу, (то положение) изменится. — Будешь спокоен в стойкости — будет счастье.
  5. Тяжба. — Изначальное счастье.
  6. Быть может, будешь пожалован парадным поясом,(но) до конца утреннего приема (тебе) трижды порвут его.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Ожидание небесполезно. Оно именно может и должно быть наполнено самопроверкой. Конечно, она является временным отходом от внешнего мира и погружением в себя. Такое расхождение внешнего и внутреннего выражено даже в символике гексаграммы. Здесь наверху, во внешнем — небо (творчество), а внизу, внутри — вода (опасность). Сущность неба — в его стремлении возвышаться так же, как сущность воды — в ее стремлении течь вниз. Между ними — конфликт, тяжба, т. е. суд. Но вода отражает в себе творческое небо, она пронизана его силами. Это выражено и в триграмме воды , где световая черта погружена в середину двух теневых черт. Бдительное сохранение во внутреннем этой отраженной сущности неба приводит к гармоническому единению с ним. Но всякое чрезмерное доведение дела до конца здесь пагубно, ибо выявится до конца сущность воды, тяготеющая вниз и отдаляющая от неба. Наоборот, если не поддаваться ее тяготению, а взирать на небо как на высший человеческий идеал творчества, если свидеться с великим человеком, то будет благополучие, и обратно: его не будет, если ринуться самостоятельно в поток жизни. В пути познания дело обстоит здесь так же. Должно быть произнесено суждение о соотношении уже известного и вновь приобретенного опыта. Такой суд имеет не только отрицательную сторону осуждения, но (едва ли не в большей степени) и положительную сторону суждения об ошибках и освобождения от них. Тем более, что в этой сфере это суд человека над самим собой — суд лучшего, что есть в человеке, над его ошибками и упущениями, суд творчества над пассивной косностью и преодоление ее. Это все конденсировано в следующем тексте: Суд. Обладателю правды — препятствие. Бдительность и уравновешенность — к счастью. Крайности — к несчастью. Благоприятно свидеться с великим человеком. Неблагоприятен брод через великую реку.

1

Все дурное в начале возникновения еще не обладает достаточно большой силой сопротивления, чтобы считать его неустранимым. На первой ступени «суда» оно символизировано слабой чертой, податливый характер которой указывает на легкую возможность преодоления зла, т.е. того, что здесь подлежит осуждению. Самое большое, по поводу него могут возникнуть незначительные толки и прения, но в конечном счете дело будет исправлено хотя бы одним бы одним своевременным раскаянием. В тексте читаем: В начале слабая черта. Не вечно то, о чем идет дело. Будут небольшие толки. В конце концов — счастье.

2

Не одолев зла вовремя, мы на следующей ступени даем ему возможность окрепнуть настолько, что оно уже довлеет над ним. Оно гонит нас и понуждает к суду, но суд этот не будет для нас на пользу, но может быть лишь в осуждение. Судясь, мы сами на себя накличем беду. Здесь лучше отказаться от суда и хотя бы с полдороги вернуться и скрыться у себя дома; лучше вернуться даже незначительные свои владения, чем в тяжбе гнаться за чем-то большим. — Так и в познании в аналогичных условиях бывает предпочтительно вернуться к незначительному, но вполне освоенному опыту, чем, сбившись в правого пути, стремиться к стяжанию все новых и новых познаний, остающихся совершенно внешними и неосваиваемыми. Допустив ошибку, необходимо отказаться от того, чтобы произнести конечное суждение. Надо вернуться к исходной точке и исправить допущенную погрешность, и лишь после этого двигаться дальше. В тексте это выражено в следующем совете: Сильная черта на втором месте. Не одолевший себя (идет на) суд. Пусть он вернется и скроется в своем поселении из трехсот дворов. Тогда не будет беды (вызванной им самим).

3

Невозможность движения изнутри вовне уже в самой гексаграмме указана ясно: во внешнем стоит творческая сила, против которой не может устоять внутренний мир, находящийся в состоянии опасности. Над последнем здесь произносится суд. Эта невозможность движения вперед в момент кризиса (третья позиция) выступает особенно отчетливо, ибо эта позиция- момент перехода от внутреннего к внешнему. Конечно, всякий отказ от новых познаний, от движения вперед, всякое стойкое пребывание на месте ужасно, но здесь оно лишь в состоянии привести к счастливому исходу. Здесь человек не может действовать самостоятельно ради новых достижений. Лишь достигнутое встарь может здесь поддержать человека. Но подлинный вождь человечества является и самым совершенным носителем того, что было достигнуто встать. Поэтому, следуя за ним, еще возможно действовать, только даже при таком действии ничего не достичь ради себя. Человек здесь подобен вьющемуся растению, которое при поддержке высокого и крепкого дерева может подняться на большую высоту. — Так же и в познании: в момент кризиса отношения субъекта к объекту первый не в состоянии выработать методологию познания ad hoc и вынужден пользоваться прежде выработанной методологией. (Не следует, однако, упускать из виду то, что данное положение является лишь частным случаем и совсем не выражает общих гносеологических воззрений нашего памятника. Здесь имеется в виду лишь конкретная возможность, характерная для данной ситуации в процессе познания. — Ю.Щ.) В тексте это зашифровано в следующие слова: Слабая черта на третьем месте. Кормись от достигнутого встарь. Стойкость ужасна, но в конце концов будет счастье. Может быть, следуя за вождем, будешь действовать, но ничего не совершишь (сам).

4

Влияние кризиса еще продолжается и на данной позиции, и здесь человек тоже не в состоянии совладать с собою и доводит дело до суда. Но данная позиция уже включена в триграмму Творчества, т.е. здесь человек обладает творческой мощью, благодаря которой он может все свои поступки исправить и вернуться в состояние невиновности, соответствующее замыслу рока. Поняв его, человек может достичь полного и совершенного примирения со своей судьбой. Стойко сохраняя эту примиренность, он вступают в мир как гармонически входящая в него часть. Опять-таки не следует полагать, что здесь дана раз навсегда общая установка. Дело идет о специфических условиях одного из моментов «суда«, причем «суд» этот теперь рассматривается с точки зрения судящего (верхняя триграмма). С этой точки зрения суд — не наказание, а исправление ради торжества необходимости закона судеб. Необходимо торжество истины над временной и кажущейся правильностью. Именно восстановление истины и имеется здесь в виду. В тексте это выражено так: Сильная черта на четвертом месте. Не одолевший себя (идет на) суд. Пусть он обратится и воссоединит себя с судьбою, и в этой перемене да обретет он умиротворение. Стойкость — к счастью.

5

С точки зрения произносящего приговор суда, суд- это главное и совершенное познание, очищение и исправление проступка. С высоты этого действия не может быть упущено из виду ни одно дурное дело. Познается все, что не является благим. А раз оно познано в характеристике, то оно уже не будет больше совершаться. Так восстанавливается полная невиновность, то изначальное состояние гармонии, которое было до первых причин преступления. Его больше нет, как его не было до его замысла. Поэтому и текст здесь лаконичен: Сильная черта на пятом месте. Суд. Изначальное счастье.

6

Искупление проступка в осуждении не должно приводить человека в легкомысленному отношению к возможности искупить проступок. В противном случае это будет переразвитием искупления, которое описывается в шестом отделе данной гексаграммы. Здесь речь идет о таком легком отношении к прощению. Человек может быть прощен, но он снова совершает проступок, рассчитывая на новое раскаяние и искупление. Если на предыдущей ступени речь была о полном и совершенном исправлении, то здесь — переразвитие, все вновь и вновь возникающее исправление проступков, совершаемых все снова и снова. (Текст здесь облекает эти мысли в образы, понятные и без объяснения, но полные специфики жизни придворных феодалов древнего Китая. — Ю.Щ.) Наверху сильная черта. Может быть, тебя пожалуют поясом, но до конца аудиенции ты трижды порвешь его.

Комментарий А.В. Швеца

Внутри — опасность, во внешнем — творчество. Страх оправдан — не навеки будет то, в чем усердствуешь. Лучше ничего не совершайте сами, следуйте за царем. Чувство опасности вызвано ярко выраженным творческим началом во внешнем, но со временем, если будете спокойны в стойкости — будет счастье. Однако эта же творческая составляющая придает внешнему значительную неопределенность: быть может, будешь пожалован парадным поясом, но до конца утреннего приема тебе трижды порвут его.

Интерпретация Хейслип

Вы чувствуете дисгармонию. Назревает какой — то конфликт. Постарайтесь вести себя сдержанно. Не отвечайте на брошенный вам вызов. Не нужно предъявлять слишком много требований; и не начинайте в одиночку никаких предприятий до тех пор, пока обстоятельства не будут благоприятствовать вам. Попробуйте лучше начать работу совместно с кем-либо. Пускай все идет своим порядком, и вы поймете, что жизненные проблемы подчас многому могут научить, а не только доставлять огорчения.




Иероглиф И. ПитаниеГексаграмма 27 И. Питание

27. И. Питание

Канонический текcт

Стойкость — к счастью. Созерцай скулы: (они) сами добывают (то, что) наполняет рот.

  1. Ты забросишь свою волшебную черепаху, (на которой гадают), и, смотря на мое (добро), раскроешь рот (от алчности). — Несчастье.
  2. Питание навыворот: отклонишься от основы, (чтобы) питаться на (песчаном) холме. — Поход — к несчастью.
  3. Сбившееся питание. — Стойкость — к несчастью. Десять лет не действуй. — Ничего благоприятного.
  4. Питание навыворот. — Счастье. Тигр смотрит, вперяясь в упор, его желание — погнаться вслед. Хулы не будет.
  5. Отклонишься от основы. (Но если) пребудешь в стойкости — счастье. — Невозможен брод через великую реку.
  6. Исходи из питания. — (Хотя и) опасно, (но будет) счастье. — Благоприятен брод через великую реку.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Для того чтобы понять данную ситуацию, нам необходимо обратить внимание на составляющие ее триграммы. Верхняя триграмма, так называемая гэнь («гора»), являет качество стойкости, неподвижности. Нижняя триграмма чжэнь, которая образно выражается в молнии, представляет, наоборот, полную подвижность. Итак, нечто неподвижное — наверху и нечто движущееся, действующее — внизу. Это именно видно в действии челюстей: верхняя челюсть неподвижна во время еды, а нижняя челюсть движется. Но этот образ действующих челюстей был переосмыслен согласно технике мышления авторов «Книги Перемен». Поскольку нижняя триграмма является символом внутренней жизни или личной жизни, а верхняя — внешней деятельности или совместной общественной жизни, где возможна помощь одного другому, то здесь, где во внешнем дан символ неподвижности, всякая помощь друг другу отпадает. Собственно говоря, все, что должно было бы быть сделано для помощи друг другу, уже выполнено на предыдущем этапе. Здесь возможно действие только каждого на свой риск и страх. Поэтому текст предлагает: Питание. Стойкость — к счастью. Созерцай челюсти. Они сами добывают то, что наполняет рот.

1

Данная ситуация рассматривается не только со стороны образа челюстей, на рассматривается и со стороны их деятельности, их участия в питании. Вот почему на первой позиции, прежде всего, рекомендуется человеку обратить внимание на питание. Оно должно быть для человека в данной позиции ценней, чем, что бы то ни было. Мы имели уже случаи видеть, что, по воззрениям авторов «Книги Перемен», самое ценное — это предсказание оракула. Для некоторых целей оракулы в Китае пользовались черепахой. Здесь ради питания должна быть отброшена даже такая ценность, как черепаха, нужная для оракула. Но и другое, то, что было уже указано в общем, введении — самостоятельность действий каждого человека, — здесь продолжает играть не менее значительную роль. Поэтому алчное стремление к имуществу другого человека не может привести ни к чему хорошему. Вот почему в тексте мы читаем: В начале сильная черта. Ты забросишь свою волшебную черепаху и, смотря на мое (добро), раскроешь рот от алчности. Несчастье.

2

Уже указано, что, прежде всего здесь речь может идти о питании, но о самостоятельном питании. Поэтому рассчитывать на какую-нибудь помощь извне здесь совершенно излишне. Так как вторая черта стоит в соответствии с пятой, то помощь извне, если бы и была оказана, то только со стороны того, кто занимает пятую позицию. Но пятая черта здесь охарактеризована слабостью. Поэтому в образе самой гексаграммы вполне указана невозможность помощи извне. Рассчитывать на помощь, в крайнем случае, можно было бы только при обращении вспять к первой позиции, которая во всей данной гексаграмме является главной. Пятая же позиция, выраженная в образе песчаного холма в данном тексте, настолько слаба, что не может даже найти удовлетворительно выхода для себя самой себя. Песчаный холмом она названа потому, что она слабая (некрепкий песок), и холмом она именно названа потому, что она наверху. Движение (предполагается движение вверх к пятой черте) может привести только к бедствию, к несчастью. Поэтому всякий выход вовне, всякий поход может быть здесь только неблагоприятен. И текст говорит: Слабая черта на втором месте. Питание навыворот. Отклонишься от основы, чтобы питаться на песчаном холме. Поход — к несчастью.

3

Тема выхода вовне, намеченная в предыдущем, здесь повторяется еще раз, что вполне соответствует третьей позиции — позиции выхода из внутреннего во внешнее. Но как мы видели уже по сути данной гексаграммы, выход вовне — собственно, значит сбиться с пути. Если человек даже понял это, но все-таки продолжает двигаться вперед, только сохраняя прежнее направление, то такое движение не может увенчаться успехом. Наоборот, он должен, возможно, дольше (как говорит «Книга Перемен», 10 лет) не действовать, ибо в действии он не может найти ничего благоприятного. Поэтому и текст говорит: Слабая черта на третьем месте. Сбившееся питание; стойкость — к несчастью. Десять лет не действуй. Ничего благоприятного.

4

Нормальное движение в развитии ситуации, как оно выражено в символах гексаграмм, это — движение вверх. Но здесь такое движение было бы неэффективным. Причины этого уже указаны при объяснении второй черты. Здесь, прежде всего, нужно понять, что основная деятельность для данной ситуации выражена в том, что было сказано о первой черте. Движение вниз — движение ненормальное для «Книги Перемен», но оно как раз должно быть на этой позиции. Однако четвертая черта тяготеет к пятой, ибо является лишь вступлением к ней. Но в этом как раз опасность, которая угрожает в данной ситуации. Опасность со стороны пятой черты выражена в образе тигра. Этот «тигр» только угрожает и не бросается потому, что здесь возможен выход вниз, к первой черте. Текст говорит о том, что хулы не будет. Полностью в образах текста это выражено так: Слабая черта на четвертом месте. Питание навыворот — к счастью. Тигр смотрит, вперясь в упор. Его желание — погнаться вслед. Хулы не будет.

5

На пятой позиции мы видим слабую черту. Она должна выразить то, что здесь не хватает сил даже для собственного развития. Однако основная норма для пятой позиции — это оказывать помощь другим. Поскольку здесь это невозможно, постольку здесь это невозможно, постольку здесь говорится об отклонении от основы. Единственно, что может посоветовать «Книга Перемен» человеку, стоящему в данной ситуации, — это только переждать время. Всякое предпринятие большого дела не поведет здесь к благоприятному исходу. Поэтому текст предупреждает: Слабая черта на пятом месте. Отклонишься от основы. Но если пребудешь в стойкости — счастье. Невозможен брод через великую реку.

6

И вот наступает конец этого времени. Человек его уже переждал. Он выходит из данной ситуации — ситуации питания. Если выход из внутреннего во внешнее уже может быть рассмотрен как кризис, то тем более выход из одной ситуации в другую представляет собой кризис, более того, даже опасный кризис. Но, несмотря на всю его опасность ряд ситуаций, и человек должен переходить от одной к другой. Поэтому, в конечном счете, она приводит к счастью, нужно только вынести из всей данной ситуации на будущее то, что в ней было сделано положительно. Как мы видели, единственная положительная черта в данной гексаграмме — первая, где, собственно говоря, сделано уже все для питания. Поэтому и в тексте мы находим: Наверху сильная черта. Исход из питания. Хотя и опасно, но будет счастье. Благоприятен брод через великую реку.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Пребывание и незыблемость, во внутреннем — Возбуждение и подвижность. Полное отсутствие Ян во внешнем, полная определенность. Внутреннее возбуждение при отсутствии внешних раздражителей — результат питания. Внешнее питает внутреннее.

Интерпретация Хейслип

Постарайтесь посмотреть на себя со стороны; не кажется ли вам, что вы слишком много говорите и слишком много едите? Не нужно сплетничать о других, этим вы вредите не только им, но прежде всего себе. Прекратите сетовать на судьбу. В настоящее время вам не лишне было бы показаться врачу. В вашей жизни в скором времени произойдут перемены, будьте к ним готовы.