Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Сун. Суд Гэ. Смена

Иероглиф Сун. СудГексаграмма 6 Сун. Суд

6. Сун. Суд

Канонический текcт

Обладателю правды — препятствие. С трепетом блюди середину — к счастью. Крайность — к несчастью. Благоприятно свидание с великим человеком. Не благоприятен брод через великую реку.

  1. Не навеки будет то, в чем усердствуешь. — Будут незначительные разговоры, а в конце концов — счастье.
  2. Не одолеешь в тяжбе. — Поверни — и беги. Триста дворов — население твоего города — не (накличет) беды.
  3. Кормись от обретенного встарь. — Будешь стойким в опасности — в конце концов будет счастье. Пожалуй, следи за царем в (его) делах без того, чтобы совершать (самому).
  4. Не одолеешь в тяжбе. (Если) опять подчинишься приказу, (то положение) изменится. — Будешь спокоен в стойкости — будет счастье.
  5. Тяжба. — Изначальное счастье.
  6. Быть может, будешь пожалован парадным поясом,(но) до конца утреннего приема (тебе) трижды порвут его.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Ожидание небесполезно. Оно именно может и должно быть наполнено самопроверкой. Конечно, она является временным отходом от внешнего мира и погружением в себя. Такое расхождение внешнего и внутреннего выражено даже в символике гексаграммы. Здесь наверху, во внешнем — небо (творчество), а внизу, внутри — вода (опасность). Сущность неба — в его стремлении возвышаться так же, как сущность воды — в ее стремлении течь вниз. Между ними — конфликт, тяжба, т. е. суд. Но вода отражает в себе творческое небо, она пронизана его силами. Это выражено и в триграмме воды , где световая черта погружена в середину двух теневых черт. Бдительное сохранение во внутреннем этой отраженной сущности неба приводит к гармоническому единению с ним. Но всякое чрезмерное доведение дела до конца здесь пагубно, ибо выявится до конца сущность воды, тяготеющая вниз и отдаляющая от неба. Наоборот, если не поддаваться ее тяготению, а взирать на небо как на высший человеческий идеал творчества, если свидеться с великим человеком, то будет благополучие, и обратно: его не будет, если ринуться самостоятельно в поток жизни. В пути познания дело обстоит здесь так же. Должно быть произнесено суждение о соотношении уже известного и вновь приобретенного опыта. Такой суд имеет не только отрицательную сторону осуждения, но (едва ли не в большей степени) и положительную сторону суждения об ошибках и освобождения от них. Тем более, что в этой сфере это суд человека над самим собой — суд лучшего, что есть в человеке, над его ошибками и упущениями, суд творчества над пассивной косностью и преодоление ее. Это все конденсировано в следующем тексте: Суд. Обладателю правды — препятствие. Бдительность и уравновешенность — к счастью. Крайности — к несчастью. Благоприятно свидеться с великим человеком. Неблагоприятен брод через великую реку.

1

Все дурное в начале возникновения еще не обладает достаточно большой силой сопротивления, чтобы считать его неустранимым. На первой ступени «суда» оно символизировано слабой чертой, податливый характер которой указывает на легкую возможность преодоления зла, т.е. того, что здесь подлежит осуждению. Самое большое, по поводу него могут возникнуть незначительные толки и прения, но в конечном счете дело будет исправлено хотя бы одним бы одним своевременным раскаянием. В тексте читаем: В начале слабая черта. Не вечно то, о чем идет дело. Будут небольшие толки. В конце концов — счастье.

2

Не одолев зла вовремя, мы на следующей ступени даем ему возможность окрепнуть настолько, что оно уже довлеет над ним. Оно гонит нас и понуждает к суду, но суд этот не будет для нас на пользу, но может быть лишь в осуждение. Судясь, мы сами на себя накличем беду. Здесь лучше отказаться от суда и хотя бы с полдороги вернуться и скрыться у себя дома; лучше вернуться даже незначительные свои владения, чем в тяжбе гнаться за чем-то большим. — Так и в познании в аналогичных условиях бывает предпочтительно вернуться к незначительному, но вполне освоенному опыту, чем, сбившись в правого пути, стремиться к стяжанию все новых и новых познаний, остающихся совершенно внешними и неосваиваемыми. Допустив ошибку, необходимо отказаться от того, чтобы произнести конечное суждение. Надо вернуться к исходной точке и исправить допущенную погрешность, и лишь после этого двигаться дальше. В тексте это выражено в следующем совете: Сильная черта на втором месте. Не одолевший себя (идет на) суд. Пусть он вернется и скроется в своем поселении из трехсот дворов. Тогда не будет беды (вызванной им самим).

3

Невозможность движения изнутри вовне уже в самой гексаграмме указана ясно: во внешнем стоит творческая сила, против которой не может устоять внутренний мир, находящийся в состоянии опасности. Над последнем здесь произносится суд. Эта невозможность движения вперед в момент кризиса (третья позиция) выступает особенно отчетливо, ибо эта позиция- момент перехода от внутреннего к внешнему. Конечно, всякий отказ от новых познаний, от движения вперед, всякое стойкое пребывание на месте ужасно, но здесь оно лишь в состоянии привести к счастливому исходу. Здесь человек не может действовать самостоятельно ради новых достижений. Лишь достигнутое встарь может здесь поддержать человека. Но подлинный вождь человечества является и самым совершенным носителем того, что было достигнуто встать. Поэтому, следуя за ним, еще возможно действовать, только даже при таком действии ничего не достичь ради себя. Человек здесь подобен вьющемуся растению, которое при поддержке высокого и крепкого дерева может подняться на большую высоту. — Так же и в познании: в момент кризиса отношения субъекта к объекту первый не в состоянии выработать методологию познания ad hoc и вынужден пользоваться прежде выработанной методологией. (Не следует, однако, упускать из виду то, что данное положение является лишь частным случаем и совсем не выражает общих гносеологических воззрений нашего памятника. Здесь имеется в виду лишь конкретная возможность, характерная для данной ситуации в процессе познания. — Ю.Щ.) В тексте это зашифровано в следующие слова: Слабая черта на третьем месте. Кормись от достигнутого встарь. Стойкость ужасна, но в конце концов будет счастье. Может быть, следуя за вождем, будешь действовать, но ничего не совершишь (сам).

4

Влияние кризиса еще продолжается и на данной позиции, и здесь человек тоже не в состоянии совладать с собою и доводит дело до суда. Но данная позиция уже включена в триграмму Творчества, т.е. здесь человек обладает творческой мощью, благодаря которой он может все свои поступки исправить и вернуться в состояние невиновности, соответствующее замыслу рока. Поняв его, человек может достичь полного и совершенного примирения со своей судьбой. Стойко сохраняя эту примиренность, он вступают в мир как гармонически входящая в него часть. Опять-таки не следует полагать, что здесь дана раз навсегда общая установка. Дело идет о специфических условиях одного из моментов «суда«, причем «суд» этот теперь рассматривается с точки зрения судящего (верхняя триграмма). С этой точки зрения суд — не наказание, а исправление ради торжества необходимости закона судеб. Необходимо торжество истины над временной и кажущейся правильностью. Именно восстановление истины и имеется здесь в виду. В тексте это выражено так: Сильная черта на четвертом месте. Не одолевший себя (идет на) суд. Пусть он обратится и воссоединит себя с судьбою, и в этой перемене да обретет он умиротворение. Стойкость — к счастью.

5

С точки зрения произносящего приговор суда, суд- это главное и совершенное познание, очищение и исправление проступка. С высоты этого действия не может быть упущено из виду ни одно дурное дело. Познается все, что не является благим. А раз оно познано в характеристике, то оно уже не будет больше совершаться. Так восстанавливается полная невиновность, то изначальное состояние гармонии, которое было до первых причин преступления. Его больше нет, как его не было до его замысла. Поэтому и текст здесь лаконичен: Сильная черта на пятом месте. Суд. Изначальное счастье.

6

Искупление проступка в осуждении не должно приводить человека в легкомысленному отношению к возможности искупить проступок. В противном случае это будет переразвитием искупления, которое описывается в шестом отделе данной гексаграммы. Здесь речь идет о таком легком отношении к прощению. Человек может быть прощен, но он снова совершает проступок, рассчитывая на новое раскаяние и искупление. Если на предыдущей ступени речь была о полном и совершенном исправлении, то здесь — переразвитие, все вновь и вновь возникающее исправление проступков, совершаемых все снова и снова. (Текст здесь облекает эти мысли в образы, понятные и без объяснения, но полные специфики жизни придворных феодалов древнего Китая. — Ю.Щ.) Наверху сильная черта. Может быть, тебя пожалуют поясом, но до конца аудиенции ты трижды порвешь его.

Комментарий А.В. Швеца

Внутри — опасность, во внешнем — творчество. Страх оправдан — не навеки будет то, в чем усердствуешь. Лучше ничего не совершайте сами, следуйте за царем. Чувство опасности вызвано ярко выраженным творческим началом во внешнем, но со временем, если будете спокойны в стойкости — будет счастье. Однако эта же творческая составляющая придает внешнему значительную неопределенность: быть может, будешь пожалован парадным поясом, но до конца утреннего приема тебе трижды порвут его.

Интерпретация Хейслип

Вы чувствуете дисгармонию. Назревает какой — то конфликт. Постарайтесь вести себя сдержанно. Не отвечайте на брошенный вам вызов. Не нужно предъявлять слишком много требований; и не начинайте в одиночку никаких предприятий до тех пор, пока обстоятельства не будут благоприятствовать вам. Попробуйте лучше начать работу совместно с кем-либо. Пускай все идет своим порядком, и вы поймете, что жизненные проблемы подчас многому могут научить, а не только доставлять огорчения.




Иероглиф Гэ. СменаГексаграмма 49 Гэ. Смена

49. Гэ. Смена

Канонический текcт

(Если до) последнего дня будешь (полон) правды, (то будет) изначальное свершение, благоприятна стойкость. Раскаяние исчезнет.

  1. Для защиты примени кожу желтого быка.
  2. (Лишь по) окончании дня (производи) смену. — Поход — к счастью. Хулы не будет.
  3. Поход — к несчастью. Стойкость — опасна. Речь трижды коснется смены (и лишь тогда) будет права.
  4. Раскаяние исчезнет. Обладая правдой, изменишь судьбу. — Счастье.
  5. Великий человек подвижен, (как) тигр. И до гадания (он уже) обладает правдой.
  6. Благородный человек подвижен, (как) барс, и у ничтожных людей меняются лица. — Поход — к несчастью. Стойкость пребывания на месте — к счастью.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

В предыдущей ситуации мы встречали две стороны одного и того же: неподвижность колодца и движение, происходящее в нем. Это движение, происходящее в самом колодце, иными словами, движение всей накопленной внутренней силы, т.е. внутренней правдивости, о которой говорилось на последней позиции предыдущей ситуации, здесь может служить исходной точкой для дальнейшего рассуждения. Пусть колодец и не меняется, но его полнота меняется. Таким образом, предыдущая ситуация стоит на грани двух: перед ней мы находим истощение как известную остановку в динамике сил; после нее мы находим смену, т.е. наконец наступает обновление исчезнувших было сил. Сам образ гексаграммы легче всего расшифровывается из ее названия. Если мы его и переводим Смена, то это далеко не первое его значение, ибо первое его значение — кожа, которая сброшена змеей. Так, здесь должна быть отменена предыдущая, уже изжившая себя форма и должна быть найдена новая форма для проявления вновь накопленных сил. В известном смысле здесь момент нового начала творчества. Поэтому здесь целиком повторяется тот афоризм, который стоял первым во всей «Книге Перемен» как характеристика творческого процесса. Здесь мы имеем и импульс к бытию, его развитие, т.е. то, что называется «изначальным свершением», и его определение в нем, и стойкое бытие созданной вещи, т.е. то, что разумеется под словами «благоприятна стойкость». Если в предыдущей деятельности и были какие-либо ошибки, то здесь, при повторном и новом акте творчества, наступает погашение всех предыдущих ошибок, ибо все творится заново. В этом смысле не может быть раскаяния о прошлом, здесь оно не может наступить. Но все это может быть человеком осуществлено правильно только в том случае, если до последнего дня он сохранит в себе ту внутреннюю правду, указанием на которую закончились афоризмы предыдущей ситуации. Эти мысли выражены в следующем афоризме текста: Смена. Если до последнего дня будешь полон правды, то будет изначальное свершение и благоприятная стойкость. Раскаяние исчезнет.

1

Текст данного афоризма построен на игре слов, которая нами указана было выше. Речь идет, конечно, о смене, но она выражена при помощи образа кожи. Если здесь говорится об укреплении сил, приобретенных на предыдущей ступени, то они должны быть укреплены именно самим фактом смены, по игре слов (не переводимой на русский язык) — при помощи кожи. Но поскольку первая позиция еще не выявляет всех тех сил, которые характерны в нижней триграмме и которые находят свое выражение лишь во второй позиции, постольку на вторую позицию здесь указывает образ, уже неоднократно разбиравшийся нами, — образ желтого цвета. То, что он относится ко второй позиции, подчеркивается еще и тем, что слабая вторая черта выражена в образе коровы. В этом смысле и может быть понят афоризм, который без комментариев у нашего читателя мог бы вызвать лишь улыбку: В начале сильная черта. Для укрепления примени кожу желтой коровы.

2

Вторая позиция, представляя собою, внутреннее выражение качеств всей ситуации, является своего рода максимальной подготовкой к внешней деятельности, но это еще не сама деятельность вовне. Поэтому здесь упоминается о том, что должно наступить по окончанию дня, т.е. указывается на ту правду, которая в течение данной ситуации должна сопутствовать человеку до конца дней. Но если это качество налицо, то дальнейшее движение может быть только счастливым. Вот почему текст говорит здесь: Слабая черта на втором месте. Лишь по окончанию дня производи смену. Хулы не будет.

3

После периода истощения всех сил и лишь внутреннего накопления их наличие в человеке может быть еще не выявлено вовне, и поэтому вряд ли окружающие люди могут иметь повод к тому, чтобы отнестись с доверием к наличию этих сил, т.е. внутренней правдивости. На первых двух позициях люди не смогут признать наличия этих накопленных в предыдущей ситуации сил. Лишь на третьей позиции, как говорит «Книга Перемен», лишь после того, как трижды речь коснется смены, т.е. обновления, может быть достигнуто известное доверие. Само собою, что такое положение человека, когда после долгих речей он может завоевать доверие к себе, им самим может быть пережито как положение тяжелое, и в таком состоянии депрессии вряд ли он смог бы действовать благоприятно. Поэтому текст здесь говорит: Сильная черта на третьем месте. В смене речь трижды коснется ее, и лишь тогда к ней будет доверие. Поход — к несчастью. Стойкость — ужасна.

4

Все то, что сложилось как результат проведенных прежде действий, является предопределенной судьбой, которая действует как некий неизменный закон, но неизменность его лишь относительна, ибо наступает рано или поздно пора активного вмешательства, если не в свое прошлое, то в свое будущее, и благодаря ему человек достигает возможности переделать свою судьбу. Конечно, для этого он должен подлинно обладать большими личными силами. Он должен переплавить свою судьбу. И образ переплавки, который здесь упомянут, комментаторами объясняется тем, что верхняя триграмма, в которую мы вступаем на данной ситуации, триграмма дуй, символизирует металл, под которым действует триграмма ли — огонь. Благодаря такой переплавке и переделке своей собственной будущей судьбы всякое раскаяние в неправильных поступках, бывших в прошлом, отпадает. Вот почему в тексте мы читаем: Сильная черта на четвертом месте. Владея правдой, изменишь судьбу. Счастье. Раскаяние исчезнет.

5

При максимальном выявлении смены на пятой позиции «Книга Перемен» указывает образ подвижный и сильный в своей деятельности вовне, образ все время движущегося тигра. Но это только образ, ибо по существу здесь речь идет о человеке, полном больших внутренних сил, которые для него во всей его деятельности настолько убедительны, насколько они убедительны и для окружающих людей, так что он может во всей своей деятельности исходить из них самих и не ждать каких-либо предсказаний, указаний извне и т.п. Вот почему в тексте здесь сказано: Сильная черта на пятом месте. Великий человек подвижен, как тигр. И до гадания он уже владеет правдой.

6

Переразвитие изменчивости и подвижности приводит лишь к внешнему подтверждению смены. По существу смена уже достигнута, и лишь по инерции самое внешнее в ней продолжает еще действовать. Если при максимальном выявлении смены речь шла о подвижности тигра, то здесь выбрано животное, похожее на тигра, но лишенное его мощи. Здесь речь только о подвижности барса, но и она, являясь, все же движением, возможностью смены, может быть присуща лишь внутренне развитому человеку. Человек же, не развитый в этическом отношении, ничтожный, способен лишь на чисто внешнее подтверждение смены. Он может менять не больше, чем «выражение своего лица». Если он предложил бы выступить вовне, по существу никак себя не проявив, то такое выступление привело бы только к несчастью. Лучше ему оставаться тем, что он есть, и работать над подлинным изменением своего качества. Вследствие этого текст говорит здесь: Наверху слабая черта. Благородный человек подвижен, как барс. У ничтожного человека меняется лицо. Поход — к несчастью. Стойкое пребывание не месте — к счастью.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Разрешение и радостность, во внутреннем — Сцепление и ясность. Гармоничное сочетание Инь и Ян во внутреннем приводит к разрешению во внешнем — к смене чего-либо.

Интерпретация Хейслип

Все изменения и перестановки, происходящие вокруг вас сейчас — закончатся; да так удачно, что результаты превзойдут все ваши ожидания. Вы теперь не уверены в себе, но грядут новые перспективы, и вы вновь обретете веру в себя. Возможно, ваши планы изменятся, и вы отправитесь туда, куда прежде и не собирались. Сейчас вам очень везет в игре.