Ответы ко многим вопросам

 
 
У вас могут возникнуть вопросы:

В результате гадания получилась «гуа» со «старыми» чертами. Ответом на ваш вопрос будут две гексаграммы: Сун. Суд Хуань. Раздробление

Иероглиф Сун. СудГексаграмма 6 Сун. Суд

6. Сун. Суд

Канонический текcт

Обладателю правды — препятствие. С трепетом блюди середину — к счастью. Крайность — к несчастью. Благоприятно свидание с великим человеком. Не благоприятен брод через великую реку.

  1. Не навеки будет то, в чем усердствуешь. — Будут незначительные разговоры, а в конце концов — счастье.
  2. Не одолеешь в тяжбе. — Поверни — и беги. Триста дворов — население твоего города — не (накличет) беды.
  3. Кормись от обретенного встарь. — Будешь стойким в опасности — в конце концов будет счастье. Пожалуй, следи за царем в (его) делах без того, чтобы совершать (самому).
  4. Не одолеешь в тяжбе. (Если) опять подчинишься приказу, (то положение) изменится. — Будешь спокоен в стойкости — будет счастье.
  5. Тяжба. — Изначальное счастье.
  6. Быть может, будешь пожалован парадным поясом,(но) до конца утреннего приема (тебе) трижды порвут его.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Ожидание небесполезно. Оно именно может и должно быть наполнено самопроверкой. Конечно, она является временным отходом от внешнего мира и погружением в себя. Такое расхождение внешнего и внутреннего выражено даже в символике гексаграммы. Здесь наверху, во внешнем — небо (творчество), а внизу, внутри — вода (опасность). Сущность неба — в его стремлении возвышаться так же, как сущность воды — в ее стремлении течь вниз. Между ними — конфликт, тяжба, т. е. суд. Но вода отражает в себе творческое небо, она пронизана его силами. Это выражено и в триграмме воды , где световая черта погружена в середину двух теневых черт. Бдительное сохранение во внутреннем этой отраженной сущности неба приводит к гармоническому единению с ним. Но всякое чрезмерное доведение дела до конца здесь пагубно, ибо выявится до конца сущность воды, тяготеющая вниз и отдаляющая от неба. Наоборот, если не поддаваться ее тяготению, а взирать на небо как на высший человеческий идеал творчества, если свидеться с великим человеком, то будет благополучие, и обратно: его не будет, если ринуться самостоятельно в поток жизни. В пути познания дело обстоит здесь так же. Должно быть произнесено суждение о соотношении уже известного и вновь приобретенного опыта. Такой суд имеет не только отрицательную сторону осуждения, но (едва ли не в большей степени) и положительную сторону суждения об ошибках и освобождения от них. Тем более, что в этой сфере это суд человека над самим собой — суд лучшего, что есть в человеке, над его ошибками и упущениями, суд творчества над пассивной косностью и преодоление ее. Это все конденсировано в следующем тексте: Суд. Обладателю правды — препятствие. Бдительность и уравновешенность — к счастью. Крайности — к несчастью. Благоприятно свидеться с великим человеком. Неблагоприятен брод через великую реку.

1

Все дурное в начале возникновения еще не обладает достаточно большой силой сопротивления, чтобы считать его неустранимым. На первой ступени «суда» оно символизировано слабой чертой, податливый характер которой указывает на легкую возможность преодоления зла, т.е. того, что здесь подлежит осуждению. Самое большое, по поводу него могут возникнуть незначительные толки и прения, но в конечном счете дело будет исправлено хотя бы одним бы одним своевременным раскаянием. В тексте читаем: В начале слабая черта. Не вечно то, о чем идет дело. Будут небольшие толки. В конце концов — счастье.

2

Не одолев зла вовремя, мы на следующей ступени даем ему возможность окрепнуть настолько, что оно уже довлеет над ним. Оно гонит нас и понуждает к суду, но суд этот не будет для нас на пользу, но может быть лишь в осуждение. Судясь, мы сами на себя накличем беду. Здесь лучше отказаться от суда и хотя бы с полдороги вернуться и скрыться у себя дома; лучше вернуться даже незначительные свои владения, чем в тяжбе гнаться за чем-то большим. — Так и в познании в аналогичных условиях бывает предпочтительно вернуться к незначительному, но вполне освоенному опыту, чем, сбившись в правого пути, стремиться к стяжанию все новых и новых познаний, остающихся совершенно внешними и неосваиваемыми. Допустив ошибку, необходимо отказаться от того, чтобы произнести конечное суждение. Надо вернуться к исходной точке и исправить допущенную погрешность, и лишь после этого двигаться дальше. В тексте это выражено в следующем совете: Сильная черта на втором месте. Не одолевший себя (идет на) суд. Пусть он вернется и скроется в своем поселении из трехсот дворов. Тогда не будет беды (вызванной им самим).

3

Невозможность движения изнутри вовне уже в самой гексаграмме указана ясно: во внешнем стоит творческая сила, против которой не может устоять внутренний мир, находящийся в состоянии опасности. Над последнем здесь произносится суд. Эта невозможность движения вперед в момент кризиса (третья позиция) выступает особенно отчетливо, ибо эта позиция- момент перехода от внутреннего к внешнему. Конечно, всякий отказ от новых познаний, от движения вперед, всякое стойкое пребывание на месте ужасно, но здесь оно лишь в состоянии привести к счастливому исходу. Здесь человек не может действовать самостоятельно ради новых достижений. Лишь достигнутое встарь может здесь поддержать человека. Но подлинный вождь человечества является и самым совершенным носителем того, что было достигнуто встать. Поэтому, следуя за ним, еще возможно действовать, только даже при таком действии ничего не достичь ради себя. Человек здесь подобен вьющемуся растению, которое при поддержке высокого и крепкого дерева может подняться на большую высоту. — Так же и в познании: в момент кризиса отношения субъекта к объекту первый не в состоянии выработать методологию познания ad hoc и вынужден пользоваться прежде выработанной методологией. (Не следует, однако, упускать из виду то, что данное положение является лишь частным случаем и совсем не выражает общих гносеологических воззрений нашего памятника. Здесь имеется в виду лишь конкретная возможность, характерная для данной ситуации в процессе познания. — Ю.Щ.) В тексте это зашифровано в следующие слова: Слабая черта на третьем месте. Кормись от достигнутого встарь. Стойкость ужасна, но в конце концов будет счастье. Может быть, следуя за вождем, будешь действовать, но ничего не совершишь (сам).

4

Влияние кризиса еще продолжается и на данной позиции, и здесь человек тоже не в состоянии совладать с собою и доводит дело до суда. Но данная позиция уже включена в триграмму Творчества, т.е. здесь человек обладает творческой мощью, благодаря которой он может все свои поступки исправить и вернуться в состояние невиновности, соответствующее замыслу рока. Поняв его, человек может достичь полного и совершенного примирения со своей судьбой. Стойко сохраняя эту примиренность, он вступают в мир как гармонически входящая в него часть. Опять-таки не следует полагать, что здесь дана раз навсегда общая установка. Дело идет о специфических условиях одного из моментов «суда«, причем «суд» этот теперь рассматривается с точки зрения судящего (верхняя триграмма). С этой точки зрения суд — не наказание, а исправление ради торжества необходимости закона судеб. Необходимо торжество истины над временной и кажущейся правильностью. Именно восстановление истины и имеется здесь в виду. В тексте это выражено так: Сильная черта на четвертом месте. Не одолевший себя (идет на) суд. Пусть он обратится и воссоединит себя с судьбою, и в этой перемене да обретет он умиротворение. Стойкость — к счастью.

5

С точки зрения произносящего приговор суда, суд- это главное и совершенное познание, очищение и исправление проступка. С высоты этого действия не может быть упущено из виду ни одно дурное дело. Познается все, что не является благим. А раз оно познано в характеристике, то оно уже не будет больше совершаться. Так восстанавливается полная невиновность, то изначальное состояние гармонии, которое было до первых причин преступления. Его больше нет, как его не было до его замысла. Поэтому и текст здесь лаконичен: Сильная черта на пятом месте. Суд. Изначальное счастье.

6

Искупление проступка в осуждении не должно приводить человека в легкомысленному отношению к возможности искупить проступок. В противном случае это будет переразвитием искупления, которое описывается в шестом отделе данной гексаграммы. Здесь речь идет о таком легком отношении к прощению. Человек может быть прощен, но он снова совершает проступок, рассчитывая на новое раскаяние и искупление. Если на предыдущей ступени речь была о полном и совершенном исправлении, то здесь — переразвитие, все вновь и вновь возникающее исправление проступков, совершаемых все снова и снова. (Текст здесь облекает эти мысли в образы, понятные и без объяснения, но полные специфики жизни придворных феодалов древнего Китая. — Ю.Щ.) Наверху сильная черта. Может быть, тебя пожалуют поясом, но до конца аудиенции ты трижды порвешь его.

Комментарий А.В. Швеца

Внутри — опасность, во внешнем — творчество. Страх оправдан — не навеки будет то, в чем усердствуешь. Лучше ничего не совершайте сами, следуйте за царем. Чувство опасности вызвано ярко выраженным творческим началом во внешнем, но со временем, если будете спокойны в стойкости — будет счастье. Однако эта же творческая составляющая придает внешнему значительную неопределенность: быть может, будешь пожалован парадным поясом, но до конца утреннего приема тебе трижды порвут его.

Интерпретация Хейслип

Вы чувствуете дисгармонию. Назревает какой — то конфликт. Постарайтесь вести себя сдержанно. Не отвечайте на брошенный вам вызов. Не нужно предъявлять слишком много требований; и не начинайте в одиночку никаких предприятий до тех пор, пока обстоятельства не будут благоприятствовать вам. Попробуйте лучше начать работу совместно с кем-либо. Пускай все идет своим порядком, и вы поймете, что жизненные проблемы подчас многому могут научить, а не только доставлять огорчения.




Иероглиф Хуань. РаздроблениеГексаграмма 59 Хуань. Раздробление

59. Хуань. Раздробление

Канонический текcт

Свершение. Царь приближается к обладателям храма. Благоприятен брод через великую реку. Благоприятна стойкость.

  1. Необходимо спасение. Лошадь сильна. — Счастье.
  2. При раздроблении беги к своей опоре. — Раскаяние исчезнет.
  3. Раздробишь свое тело. — Раскаяния не будет.
  4. Раздробишь свое стадо. — Изначальное счастье. Раздробишь свой холм. (Это) не то, о чем думают варвары.
  5. При раздроблении выступит пот (от) своих громких воплей. При раздроблении, (как) царь, живи. — Хулы не будет.
  6. При раздроблении твоя кровь уйдет. Удались, выйди — и хулы не будет.

Комментарий Ю.К. Щуцкого

Для понимания данной гексаграммы необходимо вспомнить то, что уже было указано нами в 31-й гексаграмме, — то, что тематика первой части «Книги Перемен» и второй части ее несколько различаются. В первой части мы видели создание деятеля, исходящее из космических сил. Вторая часть- это уже скорее практическая деятельность человека в окружающей его среде. Кроме того, во второй части намечается создание личности, возникновение индивидуального. И именно здесь после всей эпопеи развития сил, их накопления, их переплавки, их выявления вовне, реинтеграции в каждом из окружающих людей, после этого сложного пути, который был очерчен в предыдущих гексаграммах, наступает, наконец, та гексаграмма, которая говорит об индивидуализации, о проявлении полноты самосознания в каждом отдельном человеке. Она носит название Раздробление. Раздробление здесь указывает на возникновение индивидуальности в частном. Так, единое здесь превращается в единичное. Образ, который авторы «Книги Перемен» выбрали для изображения этого раздробления, заслужит нашего внимания. Верхняя триграмма здесь — ветер, нижняя — вода. Образ этот указывает на то, что если водная гладь, пока ветер не действует, представляется нам некоторым единством, то при первом же ударе ветра на ней появляется множество отдельных раздробленных блесток. И каждый человек, каждая личность воспринимается здесь как нечто самостоятельное. Во время этого процесса само собою должно происходить развитие и свершение этого развития. Этого процесс возникает потому, что радость, бывшая достоянием достигнувшего цели человека, распространена и на всех окружающих людей, и каждый, кто воспринял в себя эту радость, осознавая ее, осознает и самого себя как переживающего эту радость. Таким образом, человек, даровавший радость, может ощущать, что он выполнил все, чему его обязывало его бытие. Он может ощущать, что он выполнил свой долг перед людьми, давшими ему это бытие, перед своими предками. Процесс индивидуализации, намечающийся здесь, является процессом важным и серьезным, и поэтому здесь необходимо предпринимать большие и ответственные действия, в которых, само собою, необходимо сохранять полную стойкость, понимаемую в этом случае как подлинная правота в мыслях, в действиях, в словах. В этом смысле следует понимать текст: Раздробление. Свершение. Царь приближается к обладателям храма (к духам предков). Благоприятен брод через великую реку. Благоприятна стойкость.

1

Первая позиция характеризует пребывание в самом себе, непроявление вовне; Поэтому здесь силами одной первой позиции еще не достигнута необходимая индивидуализация и раздробленность. Здесь нужна помощь, идущая извне. И ее отмечает «Книга Перемен». Помощь эта должна быть сильна. Если здесь выбран образ лошади, то, во-первых, потому, что триграмма кань, стоящая внизу, в символике животных относится к лошади, и, во-вторых, потому, что здесь помощь исходит даже от второй позиции, которая занята сильной чертой, также символизирующей лошадь. Поэтому в тексте мы здесь читаем: В начале слабая черта. Необходима помощь. Лошадь сильна. Счастье.

2

Во время процесса индивидуализации самое важное — найти свое собственное место. Оно должно быть именно собственным и прочным, тем, чем с точки зрения феодальных авторов «Книги Перемен» представлялся престол. Поэтому в процессе индивидуализации каждый человек должен стремиться к своему престолу. Мы бы сказали, каждый должен занять подобающее ему место. Если это выполнено, то сглаживаются ошибки, совершенные в прошлом, и раскаяние исчезнет. Таким образом, текст говорит здесь так: Сильная черта на втором месте. При раздроблении беги к своему престолу. Раскаяние исчезнет.

3

В процессе раздробления и индивидуализации наибольшую опасность представляет безостановочность этого процесса. Когда в процессе раздробления ему подвергается даже сама индивидуальность, т.е. нечто неделимое, то благоприятный исход наступить не может. Человек будет вынужден горько раскаиваться в том, что он вовремя не остановил процесса раздробления. Однако поскольку третья позиция по самому своему смыслу является устремлением вовне, распадом внутреннего, постольку в данном случае человеку не предстоит раскаяния, ибо, проводя все дальше и дальше распад, он действует только в духе той позиции, которую он занимает в пределах данной ситуации. Поэтому здесь в тексте мы читаем: Слабая черта на третьем месте. Раздробишь свое тело. Раскаяния не будет.

4

Процесс раздробления, индивидуализации может быть рассмотрен как двусторонний процесс еще и с другой стороны. Если в известном смысле слова это — раздробление некоего целого и тем самым уничтожение его как целого, то, с другой стороны, здесь вместо многого возникают многие. Их множество в известном смысле слова представляет собою опять-таки некое единство, единство, в котором они представляются целым холмом. Поэтому, если единое «стадо» и разбито на отдельные индивидуумы, то, с другой стороны, коллектив этих индивидуумы представляет собою большой холм. По-видимому, авторы «Книги Перемен» осознавали, что такая мысль, по существу диалектичная, трудна для восприятия, если человек недостаточно развит в культурном отношении. Сознавая трудность данной мысли, текст гласит: Слабая черта на четвертом месте. Раздробишь свое стадо. Изначальное счастье. В раздроблении будет холм. Это не то, о чем думают варвары.

5

Процесс индивидуализации, раздробления исходит из некоего центра и устремляется к периферии, и на периферии возникают отдельные индивидуумы. Чтобы выразить этот процесс образно, текст говорит здесь о том, как отдельные капельки пота выступают на периферии кожи вследствие того, что внутри человек ощущает жар. Этот процесс индивидуализации должен разноситься повсюду как громкий голос. Но на пятой позиции, которая должна быть руководящей, необходимо поставить себя в центре, что выражается на языке «Книги Перемен» в образе царя, живущего в центре. Это необходимо потому, чтобы внутренне противостоять процессу раздробления и удержаться в нем, не раздробляясь. Только тогда исход может быть благоприятным. В этом смысле в тексте сказано: Сильная черта на пятом месте. При раздроблении выступает пот от громких воплей. При раздроблении, как царь, живи. Хулы не будет.

6

Чрезмерное развитие процесса раздробления, когда личность отдает себя ради того, чтобы возникли в окружении самостоятельные индивидуумы, приводит к полной отдаче своих сил окружению. Но это так и должно быть. Тут необходим выход за пределы самого себя. В этой жертвенной самоотдаче, возможно, выправить неудачность шестой позиции, по поводу которой в тексте сказано: Наверху сильная черта. При раздроблении твоя кровь уйдет. Удались. Выйди. И хулы не будет.

Комментарий А.В. Швеца

Во внешнем — Утончение и проникновенность, во внутреннем — Погружение и опасность. Утончение связанное с появлением более мелких независимых объектов с сопутствующим ощущением опасности — раздробление.

Интерпретация Хейслип

Яркое солнце успеха вновь восходит после долгого периода неудач. Все, к чему вы стремились, станет возможным. Очень может быть, что вас ожидает длительное путешествие. Старайтесь не тратить много денег. Дела ваши во всех отношениях пойдут прекрасно, и в ближайшее время у вас появится неожиданный шанс стать лидером. Ваше желание сейчас уже исполняется. И если вы будете настойчивы и целенаправленны в своих усилиях — оно исполнится целиком.